Москва
-2°C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Как Касьянова свои же выпороли

сентября 9
16:17 2016

Беседа с журналистами «Эха Москвы» неожиданно обернулась для лидера ПАРНАСа полным фиаско

Бывают же на свете чудеса! Чтобы в штаб-квартире либеральной пропаганды – на радиостанции «Эхо Москвы», где только и делают, что поют дифирамбы оппозиционерам, вдруг случилось такое… А именно это и произошло в ходе затеянной в рамках предвыборной кампании беседы на программе «А-тим» лидера партии ПАРНАСа Михаила Касьянова с журналистами «Эха».

Его разговор в прямом эфире с четырьмя Алексеями — Осиным, Голубевым, Нарышкиным и Соломиным на деле обернулся для лидера либералов свирепой публичной поркой. Они задавали ему такие язвительные вопросы, что тот извивался, словно уж на раскаленной сковородке.

А. Голубев― До вас в этой студии были такие зубры русской политики, как Жириновский. Миронов, Зюганов. Вам, в отличие от них, до их рейтингов очень-очень далеко. Как вы собираетесь бороться за власть, как вы собираетесь бороться за рейтинги, учитывая, что вам по сравнению с ними ничего не светит на этих выборах?

М. Касьянов― Я не знаю, как вы считаете, это ваше представление, вы и живите с ним. Мы уже работаем. Мы ничего не «собираемся». Мы делаем. Поэтому 18 числа мы будем смотреть, как и что.

А. Голубев― Ну, мы посмотрим – там будут совсем малюсенькие результаты.

М. Касьянов― Если у вас такие представления – живите с этими представлениями.

А. Голубев― Так или иначе, оппозиция борется за власть, но если смотреть на все опросы общественного мнения, то оппозиционеры, и в частности Касьянов, пользуются очень небольшой популярностью среди народа. Мне кажется, что в современных условиях вам законными методами власть в руки не взять, как вы намерены переломить эту ситуацию?

М. Касьянов― А нет другой альтернативы. Есть Путин с «Единой Россией» и всеми прихлебателями и ПАРНАС. Сегодня есть только черное и белое.

А. Голубев― Вы белые?

М. Касьянов― Именно так.

А. Голубев― Но за белое никто голосовать не хочет.

М. Касьянов― По вашим представлениям не хочет. А по нашим – хочет… Фактически мы находимся, скажем так, у перекрестка. Поскольку, если сейчас выборы будут сфальсифицированы, и оппозиция, реальная оппозиция не появится в Думе, это означает, что все граждане страны окончательно поймут, что мирным путем власть в России сменить нельзя.

А. Голубев― Это моя любимая тема. Пожалуйста, я помню 2011 г., гостиница «Измайлово», сидят Касьянов. Рыжков и прочие оппозиционеры, они обсуждают, когда падет режим и по очереди высказывают свои прогнозы. Самый дальний прогноз был: через год. Это был самый пессимистичный прогноз. То есть в 2012 г., по-вашему, уже режим должен был пасть, распасться и сгнить.

М. Касьянов― Вы что-то придумываете.

А. Нарышкин― Я на «Эхе» работаю 9 лет, сколько слышу комментарии Касьянова в эфире, это все одно и то же: перекресток, вот-вот, и режим уже рухнет…

А. Голубев― А можно хотя бы год назвать, когда народ начнет менять власть неконституционно?

М. Касьянов― Это вы сами, наверное, должны предсказать – я не социолог.

А. Голубев― Нет, мне кажется, что народ как любил Путина, так и будет за него голосовать…

М. Касьянов― Выборы 2011 г. в Думу были нелегитимными. Выборы марта 2012 г. Путина были нелегитимны.

А. Нарышкин― Там Путин за 60% получил голосов.

М. Касьянов― На них не были допущены кандидаты. Не было свободных выборов. Они были с нарушением норм международного права. Вы знаете, что Европарламент резолюцию принял?

А. Нарышкин― Если международное сообщество признает выборы нелегитимными, они, наверное, прекращают общаться с этой страной, повергают ее в изоляцию. С Россией и Путиным общаются США, ЕС, кто угодно, даже КНДР общается.

А. Голубев― Всегда хотелось спросить у политиков вашего толка – наверное, США были бы очень рады, если бы место Путина сегодня заняли бы вы или политик, похожий на вас. Как это соотносится, что вроде бы наш политический такой конкурент, США, поддерживают вас. Как вам это?

М. Касьянов― А что плохого в этом?

А. Голубев― Это как-то так политически воспринимается…

А. Нарышкин― Как будто вы иностранный агент.

А. Голубев― Ну да.

Пытаясь оправдаться, Касьянов заводит разговор о том, что его партия собирается добиваться интеграции с Европой и Россия при этом может даже сама вступить в НАТО.

М. Касьянов― Россия – член НАТО. Евросоюз это другая организация, больше экономическая.

А. Голубев― Американский сапог топчет нашу «рыжину-мать» — это ваше видение будущего?

М. Касьянов― Это лозунги.

А. Голубев―Нет, это реальность.

Тут объявляется перерыв на рекламу, но и после него журналисты продолжают наскакивать на Касьянова.

А. Голубев― Михаил Михайлович, мы с вами выяснили, что натовский сапог топчет нашу русскую землю, что с Евросоюзом теперь?

М. Касьянов― Не натовский сапог, а мы с этим сапогом. Мы в НАТО. На своей территории защищаем общую безопасность.

А. Голубев― Частью колонии американской становится Россия?

М. Касьянов― Вы свою демагогию можете продолжать.

А. Осин― Это отнюдь не демагогия. Что такое НАТО, помимо всего прочего? Это стандарты НАТО, это вооружение НАТО,

М. Касьянов― Ну да.

А. Осин― Значит, вы все-таки были премьер-министром. Торговля оружием и вообще ВПК это одна из сильнейших сторон нашей экономики. Вы предлагаете от этого всего отказаться, вооружить наших солдат М-16?

М. Касьянов― Почему это я предлагаю от этого отказаться?

А. Осин― Еще раз – вступление в НАТО означает переход на натовские стандарты.

М. Касьянов― Не означает.

А. Голубев― Как это «нет»?

А. Осин―Как это нет, когда да?

М.Касьянов― Это означает принятие наших стандартов.

А. Соломин― Получается, что это конкуренция американцам – вряд ли они будут с ней мириться.

М. Касьянов― Вы говорите о базовой вещи, которую имеет НАТО за своими плечами и головами. Это доверие политическое между странами и обеспечение безопасности. А потом вы говорите техника. То есть, какие стандарты превалируют над всем этим. Это второстепенный вопрос.

А. Голубев― Как – второстепенный?

М. Касьянов― Эти вопросы решаются.

А. Осин― Мы 50 млрд в год получаем от торговли оружием…

Снова объявляется реклама и Касьянов начинает фантазировать на тему, если вдруг оппозиция победит на выборах.

М. Касьянов― Если страна сделала свой выбор не случайно, идет по другому курсу.

А. Голубев― Да вас не выберут.

М. Касьянов― Мы же исходим из предположений. Я понимаю, что вы не хотите. Это другой вопрос.

А. Голубев― Мечтать не вредно…

Касьянов снова пытается сменить тему, но журналисты продолжают его безжалостно атаковать.

М. Касьянов― Мы еще про Евросоюз не поговорили.

А. Голубев― Вы жаловались США на российских журналистов, просили внести там определенных личностей в очередной санкционный список. Скажите, пожалуйста, как часто вы обращаетесь в Вашингтон за помощью, за консультацией?

М. Касьянов― На журналистов я никому не жаловался. Я вообще не жалуюсь, я требую иногда. Иногда делаю предложения. То, о чем вы говорите, это были не журналисты, а пропагандисты. Да, восемь человек, да, я это предлагал — внести их в санкционный список. Потому что я не считаю их журналистами, и эти люди должны быть лишены привилегий. Таких привилегий, как, например, посещать Евросоюз, посещать США.

А. Нарышкин― Вы сами не можете решить эту проблему здесь, вы обращаетесь к каким-то взрослым дядям за океаном и просите их решить наши внутренние проблемы?

М. Касьянов― Не здесь, а у себя. Американских виз, европейских виз. При чем здесь «стукач»? Вы немножко перебарщиваете, дорогой.

А. Голубев― А для вас это высшее благо – поехать в США и ЕС?

М. Касьянов― Вы неправы абсолютно. Я говорю о привилегиях, которые, на мой взгляд, эти люди используют.

А. Нарышкин― Тогда получается, если США, ЕС не видят никаких проблем с нашими политиками, журналистами, которых вы называете пропагандистами, а вы им помогаете, значит, вы помощник. Вы в каком-то смысле агент и США, и ЕС, если вы им приносите списки. Вы их помощник, агент, — как угодно. Они без вас не справятся?

Далее разговор переходит на тему Донбасса и Украины. Но и даже здесь, где общая антироссийская позиция либералов известна, Касьянова продолжают атаковать.

А. Голубев― Если мы так будем интегрироваться с Западом, то нам точно надо будет решать вопрос с Крымом, в частности, с Донбассом, что делать?

М. Касьянов― Как? По Донбассу там вообще нечего делать. Просто надо отдать границу под контроль украинских властей, и тема закончена.

А. Осин― Подождите, это только начало темы.

А. Голубев― А десятки тысяч вооруженных людей?

А. Осин― Которые есть – что с ними будет? И население?

М. Касьянов― Там две тысячи уголовников, и все.

А. Голубев― Ничего себе.

А. Осин― Неправда.

М. Касьянов― Тот, кто их туда привел, они сюда придут все.

А. Голубев― Там не две тысячи отнюдь. Там десятки тысяч, уже армии, извините…

Между тем время передачи подходит к концу, и эта необычная по содержанию для либерального «Эха» беседа, ставшая для Касьянова публичной поркой в прямом эфире, заканчивается.

Какова же мораль случившегося? Что вдруг произошло с журналистами, которым поручили беседовать с Касьяновым? Почему они стали с такой напористостью нападать на лидера и кумира либералов, на своего вроде бы единомышленника? Как это объяснить? Таково было задание редакции? Почему?

Этого мы не знаем, но факт, как говорится, налицо. Вероятно, нелепость и полная беспомощность в ходе предвыборной кампании лидера ПАРНАСа стала уже очевидной даже для его сотоварищей. Им стало ясно, что шансы Касьянова равны нулю и потому, чтобы как-то самим «сохранить лицо», они начинают его, как говорят в их среде, потихоньку «сливать», заранее готовится к очередному и уже снова неизбежному поражению. А потому на «Эхе» его и разделали так, как и не снилось даже самым изощренным «путинским пропагандистам». Что ж, флаг вам в руки, господа-либералы, продолжайте в том же духе!

 

Источник: www.stoletie.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->