Москва
-2°C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Спасение России по-столыпински

сентября 14
10:17 2016

Во вторник, 13 сентября, Столыпинский клуб обнародовал план неотложных мер по возобновлению роста экономики. По мнению столыпинцев, необходимы 1,92 трлн. рублей денежной поддержки, 157 млрд. налоговых льгот и экономия на энерготарифах. Координировать процесс восстановления должна «Администрация роста», которую необходимо создать и подчинить напрямую президенту.

Львиная доля поддержки — 1,4 трлн. рублей — предназначена институтам развития: Фонду развития промышленности, Фонду развития моногородов, Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства (МСП), а также двум структурам, которые предстоит создать — Фонду содействия сельскому хозяйству и Агентству плохих долгов. Еще 520 млрд. рублей нужны на стимулирование спроса на отечественную продукцию.

Средства на финансирование плана предлагается занять у населения: выпустить ОФЗ на 1 трлн. рублей, причем номинировать облигации в рублях, а погашать по курсу рубля к евро, чтобы избежать перетекания денег на валютный рынок.

Бюджет должен поддерживать дефицит (о его размере еще идут дискуссии), который будет финансироваться внешними займами. Приемлемым столыпинцы считают госдолг в 15−40% ВВП.

Предоставить деньги предложено и ЦБ путем «кредитной эмиссии». Для этого Банку России нужно снизить ключевую ставку до 7−8% к концу 2016 года, а если инфляция затормозится до 4% в 2017 году, опустить ставку до 5−5,5%.

По подсчетам Столыпинского клуба, если начать реализовывать план в IV квартале 2016 года, эффект скажется уже во второй половине 2017 года. В частности, номинальный ВВП вырастет на 1,045 трлн. рублей, а доходы бюджета — на 237 млрд. рублей.

В итоге, благодаря неотложной помощи, в 2017—2018 годах можно добиться роста инвестиций на 6−7%, промышленности — на 3,5%, ВВП — на 2,5−3%, потребления — на 1,5%, а также возобновить рост реальных доходов населения, полагают в Столыпинском клубе.

Предлагается, кроме того, снизить административную нагрузку на бизнес, ограничить проверки, повысить независимость судов, сократить избыточные государственные функции и число надзирающих ведомств.

Как уточняют сами столыпинцы, план неотложных мер — это переходный этап к полномасштабным реформам, предусмотренным среднесрочной программой «Стратегия роста». Сама стратегия будет готова в декабре 2016 года. Разработать ее в качестве альтернативы концепции Центра стратегических разработок Алексея Кудрина в июле попросил президента Владимира Путина его помощник Андрей Белоусов. Путин на письме написал: «Согласен».

Можно ли с помощью «столыпинского» плана поднять экономику РФ?

— Столыпинский клуб считает, что можно перестроить экономику, не перестраивая политическую систему, и это главная ошибка, — говорит председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Можно, конечно, создать новые институты развития. Но беда в том, что люди в них будут прежние: это нынешние чиновники, управленцы, клептоманы. В итоге, суммы, которые вложат в фонды развития, будут банально «отмываться», выводиться из России, расхищаться.

Чтобы так не происходило, политика должна идти впереди экономики, и во власти должны появиться люди соответствующего качества. Недаром Иосиф Сталин говорил, что кадры решают все.

«СП»: — Можно ли сегодня разместить на внутреннем рынке ОФЗ на 1 трлн. рублей, если привязать выплаты по ним к курсу евро?

— Облигационные займы предполагают доверие граждан к власти. Но даже этого мало. В советское время, к примеру, доверие к власти было высоким, но облигации государственного займа среди населения распространялись, можно сказать, в добровольно-принудительном порядке. Когда советские граждане получали зарплату, им говорили: 10% мы вам выплатим облигациями.

Возможно, по мнению Столыпинского клуба, среди россиян все еще велико число наивных людей, которые добровольно готовы покупать какие-то государственные бумаги. Однако те, кто хотя бы в общих чертах знают состояние государственных финансов, прекрасно понимают: такой займ означает, по сути, добровольную сдачу денег.

Тем более, у всех перед глазами пример Пенсионного фонда. В него работающие граждане платят взносы ежемесячно, но денег в ПФР давно нет. Где гарантия, что та же участь не постигнет деньги, собранные в рамках займа?!

«СП»: — Столыпинцы предлагают закачать средства в Фонд развития промышленности, Фонд развития моногородов, Корпорацию по развитию МСП. Все это — реально существующие структуры. Почему сейчас эти фонды не работают?

— Потому что они показали свою нежизнеспособность еще в 1990-е годы. В середине 1990-х, кстати, был короткий период, когда наряду с бюджетом РФ принимался еще и бюджет развития, предназначенный для финансирования инфраструктурных проектов. По сути, бюджет развития представлял собой довольно большой кусок консолидированного бюджета — включал в себя едва ли не треть всех расходов.

И куда, спрашивается, все это делось? Деньги из бюджета развития в какой-то момент испарились, и никто даже не объяснил, куда они исчезли.

План Столыпинского клуба — очередная программа из этого ряда.

«СП»: — Столыпинцы предлагают ЦБ пойти на «кредитную эмиссию», для чего опустить ключевую ставку до 7−8%. К чему это приведет?

— Ставка 7−8% примерно соответствует рентабельности некоторых отраслей нашей экономики. Это значит, что начиная с этой отметки, можно говорить о возможности предоставления кредитов реальному сектору — не для того, чтобы компании занимались финансовыми спекуляциями, а чтобы могли инвестировать.

Но не стоит питать иллюзий: ЦБ РФ — это институт, который, на мой взгляд, сильно зависит от Федеральной резервной системы (ФРС) США. А Федрезерв никогда не позволит, чтобы ключевая ставка в России снизилась до значений, при которых могла бы заработать реальная экономика.

Надо понимать: сюда, в Россию, заходят деньги акционеров ФРС, и здесь эти деньги предлагаются взаймы под высокие, по нынешним меркам, 7−8% годовых. С точки зрения этих акционеров, Россия — заповедник в мировой финансовой системе, в котором можно что-то заработать.

Напомню, что в той же Европе почти нулевые процентные ставки, а в США ключевая ставка находится в диапазоне 0,25−0,5%. Другими словами, на Западе на кредитах точно не заработаешь, а в РФ — запросто.

«СП»: — План стимулирования экономики предполагает еще внешнее финансирование дефицита бюджета, и доведение этого дефицита до 15−40% ВВП. Это нормальная планка?

— Нормально, когда дефицита бюджета нет, и когда госдолг равен нулю. Просто нас четверть века пытаются уверить, что дефицит бюджета — это хорошо. А зачем вообще подсаживаться на иглу иностранных кредитов? Ведь в результате страна теряет часть своей самостоятельности и суверенитета!

Кстати, вопреки распространенному мнению, даже США не всегда жили с государственным долгом. В XIX веке американский президент Эндрю Джексон за несколько лет ликвидировал все государственные долги. Да и мы в советское время длительное время жили без долгов. Даже в конце 1930-х, когда страна перенапрягалась в ходе индустриализации, Сталин в одном из интервью иностранной прессе заявил, что госдолг СССР совсем маленький — особенно на фоне инвестиций, которые мы делали в нашу советскую экономику.

«СП»: — Почему же Столыпинский клуб настаивает на своем плане?

— У меня складывается ощущение, что члены клуба разыгрывают спектакль, чтобы имитировать экономическую дискуссию. Гражданам РФ в этом спектакле отведена роль зрителей, и притом не слишком умных.

Эта дискуссия должна создать впечатление, что кто-то во власти серьезно собирается выстраивать реальную экономику…

— Раньше Столыпинский клуб предлагал проводить эмиссию 1,5 трлн. рублей в год, и оппоненты возражали: куда вы будете вливать эти деньги? — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Поэтому сейчас клуб делает следующий шаг, и не совсем бестолковый: предлагает создавать институты, которые будут работать с деньгами, призванными стимулировать экономику.

Тем не менее, вопросы к столыпинцам остаются. Я, например, не уверен, что среди населения удастся разместить заем на 1 трлн. рублей. Сбережений у населения не так много, а ЦБ ожидает, что их объем будет и дальше падать. Это означает, что люди поддерживают стандарты жизни, к которым привыкли, за счет средств, отложенных на черный день. В таких обстоятельствах мало кто захочет вкладываться в государственные бумаги.

Или взять пункт о снижении ключевой ставки до 7−8%. Это означает ослабление денежно-кредитной политики, что ведет к усилению инфляционных рисков и ожиданий. На практике, это приведет к очередному буму потребительского кредитования, который посадит население России в очередную долговую яму.

Кроме того, нужно иметь в виду: ситуация в банковском секторе меняется, и уже в начале 2017-го возникнет структурный профицит ликвидности. Профицит — это когда у банков в избытке средств, и они не только не берут кредиты у ЦБ, но, напротив, размещают в ЦБ собственные деньги, чтобы что-то заработать. Причина такого явления — бюджетная эмиссия из-за того, что дефицит бюджета финансируется из Резервного фонда. В этом случае возникает такой же эффект, как если бы ЦБ печатал деньги.

Словом, денег в экономике РФ и сейчас достаточно. Но риски, которые лежат на заемщиках, тормозят банки в выдаче кредитов.

В условиях профицита ликвидности кредиты станут более доступными, но парадокс в том, что экономике они не нужны. 86% руководителей промышленных предприятий РФ, согласно исследованию Института экономической политики, могут и сегодня взять кредит, и без проблем его обслуживать. Но вот потребность в новом кредите имеется всего у 6−7% руководителей предприятий.

Зачем в таких условиях заливать деньгами экономику — в условиях, когда она не может деньги переварить, — самый большой и главный вопрос к плану Столыпинского клуба…

Источник: posthunt.net

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->