Москва
-2°C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Диссертация Мединского напоминает плохую курсовую работу

сентября 23
13:57 2016

В Екатеринбурге 4 октября диссертационный совет Уральского федерального университета рассмотрит заявление о лишении министра культуры РФ Владимира Мединского степени доктора исторических наук. Екатеринбургским ученым предстоит перепроверить докторскую диссертацию «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII веков», которую Мединский защитил в 2011 году в Москве, и решить, соответствует она критериям настоящей научной работы или чиновник занимался лженаукой.

В понедельник, 26 сентября, трое ученых, которые оспаривают право Мединского на научную степень, планируют распространить заявление с детальным описанием причин своего поступка. Перед этим один из них, филолог и эксперт проекта «Диссернет» Иван Бабицкий рассказал Znak.com подробности.

«Научное сообщество почти не имеет навыков самоочищения»

- Иван, кто заявил требование по пересмотру докторской диссертации Мединского?

- Заявителей трое. Из них двое – доктора исторических наук, специализирующиеся на том же самом периоде в отечественной истории, по которому написана диссертация Мединского. Третий я сам. Там присутствую в экспертном качестве. По образованию я латинист, моя диссертация написана по ренессансу, и это напрямую относится к докторской диссертации Мединского по иностранным источникам XVI века, написанным на латыни. Собственно говоря, в этой части я могу сразу отметить, что у него есть некие локальные проблемы. Зачастую он пользуется переводами XIX — начала XX века, и создается ощущение, что он не мог читать оригинал.

- Про вас понятно. Кто те историки, согласившиеся выступить в качестве экспертов и написать заявление?

- Выбор был ограничен тем соображением, что, когда подаешь заявление на такого человека, как министр, не должно быть ни малейшего сомнения, что его работу будут анализировать признанные профессионалы именно в этой отрасли. К счастью, у меня были нужные знакомства, среди них доктор исторических наук Вячеслав Николаевич Козляков. С ним мы ранее общались по другим диссертациям, он признанный специалист по этому периоду, защищал свою диссертацию по Смутному времени. Более того, Козляков хорошо знает случай Мединского и был готов для этой работы. Второго эксперта — Константина Юрьевича Ерусалимского — Козляков знает лично, и мы его привлекли тоже. Константин Юрьевич также доктор исторических наук и специалист по истории допетровской Руси.

Один из заявителей, оспаривающих правомочной ученой степени Владимира Мединского, доктор исторических наук Вячеслав Козляков,Сайт Российского гуманитарного университета имени Сергея Есенина

- Были ли еще какие-то кандидаты на роль экспертов?

- Мы обратились еще к одному человеку – замечательной специалистке [доктору исторических наук Анне] Хорошкевич. Она, кстати, специалист по Герберштейну (Сигизмунд Герберштейн, австрийский дипломат, побывавший в начале XVI века в Московском государстве и выпустивший после этого книгу «Rerum Moscoviticarum Commentarii», буквально – «Записки о московских делах» — прим. ред.). К сожалению, Анна Леонидовна сказала, что хоть и поддерживает нас полностью, но не сможет принять участие в этой работе. Ей этого не позволяет состояние здоровья. Все-таки человек уже в возрасте (1931 года рождения – прим. ред.) и ей трудно было бы даже приехать на заседание диссертационного совета по рассмотрению нашей заявки, чтобы, как это положено, выступить на нем.

- Насколько я помню, дискуссия вокруг состоятельности работы Мединского по истории началась еще в 2012 году, запустил ее через «Живой журнал» Игорь Петров, рассказавший о большом количестве заимствований в автореферате к докторской Мединского.

- Если честно, я не помню уже, кто был первый. Действительно, Игорь Петров в этой истории участвовал. Да, была большая история про автореферат, где вычленили большую долю некорректных заимствований. Но это все-таки автореферат, и у него не очень понятный, в определенном смысле слова, статус. Куда интереснее дискуссия, которая развернулась в марте-апреле 2012 года на сайте «Polit.ru». Там публиковалась статья «Пещерное источниковедение» [Алексея] Лобина, статья [Виталия] Пенского «Без навыков историка», там публиковали подборку высказываний в защиту Мединского. Эта дискуссия не была завязана на автореферат, это профессиональные историки обсуждали, насколько чудовищно непрофессиональна сама диссертация. Обсуждение было громким, но ничем не закончилось. Приходится констатировать, что, видимо, в 2012 году у историков не было каких-то навыков инициировать лишение научной степени.

Второй заявитель, оспаривающий правомочность ученой степени Владимира Мединского, доктор исторических наук Константин ЕрусалимскийСайт Российского государственного гуманитарного университета

- Сейчас такие навыки появились?

- Знаете, в качестве эксперта «Диссернета» я часто замечал, и мои коллеги тоже, что научное сообщество в целом, и историческое в частности, почти не имеет навыков самоочищения. Они не инициируют сами процедуру лишения степени. Общепринятый подход такой: всем понятно, что человек совсем не ученый, но тратить время на то, чтобы это доказать, не имеет никакого смысла. В этом смысле с докторской диссертацией Мединского это некий эксперимент. Я предложил его еще больше года назад. Так сказать, нельзя ли наконец попробовать?

«Диссертация Мединского – это какой-то анекдот»

- Почему для анализа была выбрана именно докторская диссертация Мединского по истории, ведь он еще защищался по политологии?

- У Мединского действительно есть работы по политологии с большой степенью заимствований. Но там нельзя уже ничего сделать, так как прошло слишком много времени и действует ограничение [на пересмотр] по сроку давности (десять лет для работ, защищённых после 2010 года; три года – для работ, защищённых по 2010 включительно – прим. ред).

- В 2014 году докторскую Мединского по истории «Диссернет» уже рассматривал, тогда в ней не нашли плагиата. Почему вы сейчас решили повторить?

- Все иначе совсем. То, что мы делаем сейчас, это не то, чем занимается «Диссернет». «Диссернет» занимается некорректными заимствованиями, и для этого проекта именно это актуально. В диссертации Мединского некорректные заимствования есть, но, грубо говоря, в рамках одного абзаца. «Диссернет» вещами, где их меньше десяти страниц, не занимается в принципе. В этом плане мы констатируем, что работа Мединского с вероятностью 99,95% написана им самим. Есть ощущение, что он не пользовался при написании даже хоть сколько-нибудь квалифицированной помощью профессиональных историков. Это, честно говоря, его и спасло от претензий со стороны «Диссернета». Но также есть четкое ощущение, что эта работа не научна по своей сути. В этом плане есть совершенно четкая позиция исторического сообщества. Она гласит, что это не то что не диссертация, это даже и не историческое исследование. Я сам читал эту работу, это действительно какой-то анекдот и никакая наука там рядом не стояла. Многие люди ошибочно думают, что степени можно лишить только за некорректные заимствования. Нет, степени можно лишить, в том числе, за то, что работа не соответствует никаким научным критериям. Просто «Диссернет» не работает по такому основанию, как научная несостоятельность. Поэтому, собственно, я и предложил такой эксперимент, когда «Диссернет» предлагает свои наработки в области формального оспаривания неправомерно присуждённых учёных степеней профессиональным историкам, способным квалифицированно проанализировать научную ценность работы.

- Хорошо, в чем тогда проблема докторской диссертации Мединского?

- Еще раз. Эта работа, на наш взгляд, не является научным исследованием ни в одном из смыслов этого термина. В понедельник мы собираемся опубликовать свой отчет по этому поводу. Претензии есть к собственно методологии, к фактологическим ошибкам и просто к некомпетентности. В сущности, диссертация Мединского сделана вокруг тех популярных книг, которые он писал. Это книги о том, как иностранцы в разные эпохи клевещут на Русь…

- Давайте сразу с примерами.

- Тогда зачитаю пару цитат вам, чтобы действительно было понятнее. Страница 441, тут Мединский защищает русских людей от обвинений в пьянстве: «Таким образом, высказанное ещё в XV веке мнение А. Контарини (Амброджо Контарини, знатный венецианец, отправленный с дипломатической миссией в Персию, побывавший в 1477 году в Москве и составивший после своего путешествия труд под названием «Viaggio de misier Ambrogio С., ambassador al gran-signore Ussum-Cassan, re di Persia» — прим. ред.) о склонности русских людей к пьянству стало повторяться в сочинениях иностранцев и в XVI, и в XVII веках. При этом каждый автор всё больше и больше сгущал краски, способствуя формированию у европейцев устойчивого мнения о русских людях как о закоренелых и беспробудных пьяницах. Но на самом деле русские люди, по сравнению с иностранцами, были настоящими трезвенниками. Ведь им разрешалось употреблять спиртные напитки всего несколько дней в году, по четырём большим церковным праздникам. Иностранцы же пили беспробудно и ежедневно».

Третий заявитель, оспаривающий правомочность ученой степени Владимира Мединского, philosophiæ doctor (Ph.D.,Флорентийский университет) Иван БабицкийЮлия Вишневецкая/DW.com

- В тексте Мединского приводятся ссылки на реальные исторические документы?

- Понятно, что в тексте есть кое-где ссылки. Но в данном случае это суждение, и оно показывает уровень анализа источников, произведенного автором. То есть некие абстрактные иностранцы, которые «всё больше и больше сгущают краски». Если бы бедой Мединского было только то, что у него в работе слишком мало приводится ссылок, то это было бы десятой частью от тех проблем, которые есть с этой диссертации на самом деле.

Хочу вам привести еще одну цитату, на этот раз со страницы 216. Здесь осмысливаются записки Сигизмунда Герберштейна: «Невероятны и данные Герберштейна о том, что Елена Глинская (мать Ивана Грозного – прим. ред.) сразу после смерти мужа (Василия III – прим. ред.) сделала своим любовником князя И. Ф. Овчину-Оболенского. В это время этот князь получил лишь чин конюшего, то есть старшего боярина. Но это было сделано не из личных пристрастий великой княгини, а потому что он состоял в близком родстве с мамкой Ивана IV Аграфеной Челядниной. Именно на нее была вынуждена опираться молодая вдова, не имевшая корней в русском государстве. К тому же известно, что князь был женат». Это уровень аргументации, используемой в докторской диссертации, – князь не мог быть любовником Елены Глинской, потому что был женат! Это прослеживается на всем протяжении диссертации Мединского, это такой совершенно средний, нормальный уровень его письма. В этом смысле я даже рекомендую историкам прочесть эту диссертацию, очень смешное такое чтение. 

 

Со ссылкой на источники в работе тоже все интересно. В качестве источников Мединский брал небольшое число сочинений иностранцев той исторической эпохи, переводы которых были уже очень давно опубликованы. 

- То есть он не читал их в оригинале?

- Судя по всему, не читал. Более того, он не пользовался иностранной литературой, я имею в виду работы зарубежных историков на ту же тематику. В библиографическом списке такие работы, конечно, приведены. Но если смотреть текст, то нет отсылок к этим текстам и сносок, указывающих на то, что он их как-то здесь использовал. Есть ссылки только на отечественных исследователей. И это все очень странно выглядит на самом деле. Согласитесь, трудно предположить, что с записками Герберштейна, который вообще-то был немец и писал на латыни, работали только русские историки, а иностранные историки вообще не касались этой тематики?! В тексте Мединского, кстати, вообще мало ссылок, свидетельствующих о его знакомстве с массивом научной литературы по предмету исследования.

В июле 2015 года Владимир Мединский и вице-премьер Дмитрий Рогозин провели на Среднем Урале с участием руководства региона и руководителей крупных бизнес-структур заседание Российского военно-исторического общества. Нынешний повод посетить регион у главы минкульта выдался не столь помпезнымДарья Шелехова/Znak.com

- Можно привести примеры, к чьим переводам он апеллирует?

- Приведу еще одну цитату из работы Мединского: «Для исследований использовались переводы иностранных текстов, выполненные в конце 19 – первой половине 20 века на высоком научном уровне. Они были сделаны с наиболее ранних, исправных печатных экземпляров, поэтому нет никаких сомнений, что перевод отражает авторский текст в полном объеме». Для понимания ситуации, в статье историка Виталия Пенского приводится пример такого перевода 30-х годов начала XX века, который выглядит, скорее, как курьез. Это перевод воспоминаний англичанина Ричарда Ченслора, который был в Московском государстве в XVI веке по торговым делам, в исполнении отечественного историка Готье, датированный 1935 годом. «На поле битвы они (русские – прим. ред.) действуют без всякого строя. Они с криком бегают кругом и почти никогда не дают сражений своим врагам, но действуют только украдкой». «Бегают кругом» – это странная ошибка перевода. Возможно, перевод Готье делался не с начального латинского текста, а с другого – промежуточного. Интересно какой комментарий в тексте это породило у Мединского. Он написал: «Хотя у Ченслора не было возможности узнать, как ведут себя в бою русские воины, он написал, что «они с криком бегают кругом и почти никогда не дают сражений своим врагам, но действуют только украдкой». В русских источниках иные данные, поэтому информация англичанина представляется выдумкой. На это указывает хотя бы тот факт, что конные воины, из которых состояло русское войско, никак не могли бегать, им полагалось скакать».

- Есть понимание, где Мединский вообще брал эти переводы?

- Мы не пытались строго доказать, откуда и какие именно переводы брал Мединский, но это на самом деле довольно очевидно. Это сайт «Vostlit.info», куда выкладываются многие источники. Есть сильное ощущение, что он использовал этот ресурс. Проблема в том, что какое издание «Vostlit.info» попадётся, такое он и выкладывает. В этом смысле это может оказаться и текст в переводе 19 века, и текст в переводе 21 века. Качество этих переводов, соответственно, может быть тоже различным.

С учетом всего этого докторская диссертация Мединского, если не учитывать ее объема, напоминает плохую курсовую работу студента-первокурсника, который идет в интернет, берет оттуда доступные тексты и их комментирует. Да, у тех, кто не знаком с методами работы профессиональных историков, может сложиться впечатление, что это сочинение имеет наукообразный характер. Но на самом деле это далеко не так. 

Самое большое удовольствие при чтении этой диссертации доставляют цитаты вроде: «Различие между православной и католическими церквями порождало определенное недопонимание и недоверие друг к другу». Моя любимая цитата со страницы 240-241: «Как известно, у православных верующих все книги были написаны на русском языке, поэтому понять их было легко, другая ситуация у католиков и протестантов, у них все священные тексты были написаны по латыни, которую рядовые верующие не знали». Это за гранью даже для первокурсника, не то что для доктора наук.

«Люди привыкли, что диссертации никто не читает»

- Говорить о какой-либо научной ценности исследования в диссертации Мединского совсем не приходится?

- Абсолютно верно. От большого скандала Мединского долгое время спасало только то, что, как правило, люди практически не читают диссертаций в печатном виде. Они стали широко доступны только недавно, когда начали формировать электронную базу диссертаций РГБ (Российская государственная библиотека – прим. ред.). Вообще значительная часть успеха проекта «Диссернет» как раз и построена на этом. Люди привыкли, что диссертации никто не читает, поэтому особо даже не прятались. 

- Однако есть историки, выступающие в защиту Мединского.

- Эти высказывания, как правило, имеют весьма определенный окрас. Приведу в пример высказывание доктора исторических наук Владимира Лаврова из Института российской истории РАН: «Мединский – автор с парадоксальным, не бесспорным, но всегда любопытным взглядом. Мы прекрасно понимаем, что история – вещь субъективная. Главное для меня, чтобы она была пропитана любовью к Родине. Злобная критика в его адрес не состоявшихся в науке авторов, ничего кроме улыбки вызвать не может. Ни один академический научный журнал их ахинею и рассматривать бы не стал. Увы, интернет всеяден – и в нем каждый недоучка глядит в эксперты и исторические Наполеоны… Хотя, с другой стороны, если Мединский разоблачает фальсификации истории, а кто-то их защищает, возникает вопрос, кому это нужно? «Глупость или измена?», как говорил Милюков. Я склонен думать, что все-таки глупость. Причем полнейшая».

- Давайте проясним для читателей несколько технических моментов по поводу защиты докторской диссертации Мединского. Работа сколько страниц по объему?

- Работа Мединского это 400 с чем-то страниц.

- Кто был научным руководителем Мединского?

- Консультантом у этого докторанта выступал академик Василий Жуков, бывший ректор Российского государственного социального университета (Жуков руководил РГСУ до 2012 года, в 2011 году он, согласно декларациям о доходах, опубликованным минобрнауки РФ, с доходом 579 млн рублей занял второе место в рейтинге наиболее богатых ректоров России – прим. ред.). Его дочь [Лидия Федякина] была ректором РГСУ до 2014 года и была уволена [на тот момент министром образования РФ Дмитрием] Ливановым в связи с опубликованной «Диссернетом» информацией о некорректных заимствованиях в ее докторской работе по педагогике.

Слева направо: консультант докторанта Владимира Мединского, ректор РГСУ до 2012 года академик Василий Жуков, его дочь, ректор РГСУ в 2012-2014 годах Лидия Федякина и жена, первый проректор РГСУ Галина ЖуковаСайт РГСУ

- Защита была в 2011 году?

- Да, в 2011 году, в РГСУ.

- Кто был оппонентом Мединского? 

- Все оппоненты – это доктора исторических наук, но среди них нет ни одного, кто занимался бы историей России до 1917 года. Оппонент Борисов – его докторская диссертация была посвящена отношениям СССР и США в период Второй мировой войны. Оппонент Лавров – это такой известный довольно «православный историк», он защищался сам по «крестьянскому парламенту» России 1917 года. Третий оппонент Гасанов, его тема – это политические движения на Кавказе в 1917-1920-х годах. Это при том, что защита докторской диссертации Мединского проходила в Москве и не сказать, что в Москве Мединскому не к кому было обратиться из числа специалистов именно по его периоду.

- Кто выступил ведущей организацией? 

- Московский гуманитарный университет имени Шолохова. Отзыв на диссертацию Мединского был составлен на кафедре отечественной истории. Завкафедрой тогда был Александр Юрьев – его диссертация «Социалисты-революционеры Центрального промышленного района России (февраль 1917 – июль 1918 годов)». На самой кафедре, по всем сведениям, на тот момент не было ни одного специалиста по истории допетровской Руси. Вообще защита Мединского производила странное впечатление. Такое ощущение, что к ней не подпускали специалистов по этой теме вообще.

Оппонент докторанта Владимира Мединского, доктор исторических наук Владимир Лавров700-let.ru

- С точки зрения чистой наукометрии у Мединского были публикации по теме диссертации, к примеру, статьи в реферируемых журналах по проблематике, которые требует ВАК?

- У Мединского ситуация примерно такая: есть десять статей, все изданы в двух журналах РГСУ, оба из списка ВАК. Это «Ученые записки РГСУ», второй журнал – «Социальная политика и социология». Статьи начали выходить примерно за десять месяцев до защиты и закончили выходить за три месяца до защиты. При этом одной статьи, такое ощущение, не существует вообще.

- Не опубликована?

- Ее нет в журнале, который автор указал в библиографическом списке. Это «Социальная политика и социология», апрельский номер за 2011 год. Название «Сочинения Барбаро и Контарини о русском государстве второй половины 15 века». Мы специально все выясняли, в том числе у тех людей, кто занимается изданием этого журнала, – нет ее в этом журнале. В электронном каталоге «Elibrary.ru» ее тоже нет, мы проверяли все журналы на год назад и на год вперед. Вообще, это такая очень типичная ситуация, когда человек не хочет покупать диссертацию и пишет ее сам, но так как он не может ее написать сам на таком уровне, чтобы она прошла защиту в независимом совете, то все замыкается на научном руководителе. Руководитель при этом должен занимать ключевую позицию, контролируя, в том числе, диссертационный совет, где все это происходит.

«Подозреваю, было давление, чтобы убрать это из Москвы в УрФУ»

- Что представлял собой диссертационный совет РГСУ образца 2011 года, в котором защищался Мединский?

- Списочный состав этого диссертационного совета известен. Единственный факт, который имеет значение, – там также нет ни одного специалиста по допетровской Руси. Это в основном советологи, есть пара специалистов по 19 веку, один – по 18 веку. Но не раньше этого периода. Сам по себе этот совет комплексный, не чисто исторический. В него входит некое количество докторов исторических наук и некое количество докторов по политологии. Там защищают сразу по трем специальностям, история – лишь одно из направлений. Председателем совета, кстати, являлся сам Жуков.

- С каким результатом прошла защиту работа Мединского ?

- У меня нет сведений об итогах голосования на защите диссертации Мединского. Важен результат – он защитился.

- Хорошо. Сейчас ее будут пересматривать в Уральском федеральном университете, есть понимание, почему ВАК определил именно этот совет?

- Никакой инсайдерской информации на этот счет у меня нет. Есть только самые общие предположения. Согласно логике, повторно рассматривать работу должны были все-таки в Москве. Здесь хватает советов и специалистов по этому периоду, плюс сам Мединский живет в Москве и ему элементарно проще было бы прийти в такой совет без особых усилий. Я подозреваю, что было определенное давление, чтобы убрать всю эту историю из Москвы. В таком случае будет поменьше журналистов и вообще общественного внимания к этому вопросу. При этом у нас нет никаких оснований полагать, что сам совет выбран как-то плохо. По всем признакам он достаточно профессиональный. Я бы сказал, это хороший совет, где есть специалисты по нужному периоду. 

Глава диссертационного совета УрФУ, доктор исторических наук Дмитрий РединСайт исторического факультета Института гуманитарных наук и искусств УрФУ

- Вы с коллегами по заявлению собираетесь ехать на заседание в Екатеринбург?

- На данный момент все три заявителя получили приглашение по обычной либо электронной почте. По закону они должны были разослать приглашения как минимум за 10 дней до заседания. Поедут ли Козляков и Ерусалимский, я пока не выяснял. Я приеду точно, такое решение для себя уже принял, и намерен выступать.

- Уже есть какая-то реакция со стороны Мединского на ваше заявление?

- Мне об этом ничего не известно. Мединский так же, как и мы, должен получить приглашение на это заседание и по возможности приехать, если это важно для него.

P.S.: В диссертационный совет Д 212.285.16 УрФУ, который будет рассматривать диссертацию Мединского, входит 23 человека: Среди них 22 доктора исторических наук и один кандидат – секретарь совета, известный на Урале археолог Андрей Шаманаев. Председательствует в совете Дмитрий Редин. Он доктор наук, автор французско-российского мегагранта по истории, которым гордится сейчас все руководство УрФУ. Помимо прочего Редин замдиректора Института истории и археологии Уральского отделения РАН. В 1995 году он защитил кандидатскую на тему «Власть, заводовладельцы, рабочие: проблема взаимоотношений во второй половине XVIII в. (на примере уральской частной металлургии)», в 2007 году – докторскую «Государственное управление на Урале в эпоху петровских реформ (западные уезды Сибирской губернии в 1711-1727 годах)». Впрочем, сфера его научных интересов простирается и в допетровскую эпоху. Среди других членов этого диссовета есть также немало тех, кто специализируется на периоде становления Московского государства. В частности, доктор исторических наук Владимир Аракчеев. В 2011 году он успешно защитил работу по теме «Правительственная политика в отношении тяглых сословий в России второй половины XVI – начала XVII веков».

С точки зрения профессионализма все претензии к этому совету вряд ли будут обоснованы. В нем собран цвет исторической науки Среднего Урала. Другое дело, что это все профессиональные историки. Значит, работают на бюджетных ставках в государственных вузах и институтах. За каждым стоят семьи, дети и внуки, которых они должны обеспечивать. По информации Znak.com, для всех без исключения членов диссертационного совета Д 212.285.16 решение ВАК назначить пересмотр диссертации Мединского именно у них оказалось полной неожиданностью. Положительных эмоций оно не вызвало ни у кого. Для каждого из 23-х на одной стороне весов оказалось собственное благополучие и благополучие родных, на другой – профессиональная честь и корпоративная этика.

Источник: www.znak.com

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->