Москва
-2°C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

О смене технологических эпох и подходов в фотографии

октября 4
14:17 2016

Смартфоны всё чаще используются даже в тех отраслях, где ещё недавно применялись почти исключительно профессиональные зеркальные камеры.

Во время последней поездки я многое понял. Причём, многое понятое в большинстве своём не относилось к теме, о которой я сейчас буду говорить, но вот один момент оказался стартовой точкой последующих рассуждений.

Вышло так, что мне пришлось довольно много ходить по пересечённой местности. Часов, наверное, по восемь в день. У меня с собой, разумеется, был фотоаппарат. Хороший такой, профессиональный. Крупный. И тяжёлый. Хотя, конечно, у некоторых моих спутников фотоаппараты были гораздо тяжелее, а потому, соответственно, профессиональнее.

Мой тяжёлый и профессиональный фотоаппарат меня к вечеру так задалбывал, что я каждый раз начинал всерьёз подумывать просто на следующий день оставить его в номере, а фотографии делать на мобильный.

Тут ведь в чём ирония. Когда-то, в плёночную эпоху, у меня были какие-то там «Зенит» и «Зоркий», конкретных моделей которых я уже не помню, а чуть позже мне кто-то подарил фотоаппарат «Любитель». Но весь процесс съёмки и печати фотографии был столь трудоёмок, что я толком и не фотографировал — вплоть до появления первых цифровых фотоаппаратов.

Когда они появились, я купил фотоаппарат размером с мыльницу и с неё же весом. Можно было бы ожидать, что и фотографировать он будет как мыльница, причём, с самыми первыми версиями цифровых фотоаппаратов дело примерно так и обстояло. Но этот на удивление делал снимки весьма достойного качества. Конечно, работал он довольно медленно, при съёмке в чуть менее, чем идеальных условиях, на фотографиях было много шума и так далее, но я фотографировал на него много и, естественно, прокачивал скилл.

Оказалось, что все чудесные достоинства уже достигшей своего предела плёночной техники меркнут в сравнении с недавно ещё появившимися цифровыми фотоаппаратами. Причём, на первом месте стоят три их достоинства:

Почти бесконечный боезапас — то есть, возможность сразу же стереть ненужные снимки или перенести на другой носитель нужные.
Возможность быстро посмотреть результат и быстро же им воспользоваться — то есть, превратить его в конечный результат. В фотографию.
И, наконец, возможность быстро обработать фотографию цифровым способом. С целью получения ошеломительных результатов.

Через некоторое время профессионализм начал брать своё, и следующий фотоаппарат был в два раза объёмнее и в два раза тяжелее. Это минимум — может быть, и в три.

Диапазон условий, в которых он мог более прилично снимать, расширился. Да и сами по себе снимки стали чуть лучше.

Потом дело дошло до зеркального фотоаппарата. Который ещё в два-три раза больше, в четыре раза тяжелее — то есть, ещё профессиональнее.

Следующий зеркальный, правда, добавил в профессиональности самую малость — размер, вес и длина объектива возросли несущественно, — но зато быстрее стала работать фокусировка, цветопередача стала чуть лучше, добавились некоторые полезные функции ну и т.д. по мелочи.

Однако две последние модели даже без объектива весили что-то около 950 граммов, а с объективом вполне могли дать полтора килограмма в среднем. Ну и объёмом уже были такие, что их транспортировка оказывалась совсем даже не халявной.

Погуляв с одним из таких в очередной раз, я начал задумываться: а ради чего, собственно? Ради чего я ношу на себе вот это вот всё. Ведь оно, даже если без фанатизма, даже если без полного комплекта объективов, всё равно тяжело и неудобно?

В результате, я купил фотоаппарат, который по размерам и весу примерно соответствует тому первому. Удивительно, но снимает он даже лучше, чем зеркальные (уже не совсем новые, конечно, но всё же). И тому есть причины. Однако даже если бы он снимал хуже…

Ради чего вообще нужен фотоаппарат? Может быть, для фиксации момента? Но момент давно уже можно фиксировать камерой в смартфоне. Более того, на современных их моделях снимки уже получаются лучше, чем на моих первых фотоаппаратах. Держать, разве что, неудобно. И видоискателя нет.

Альфа-фотогораф в естественной среде обитания.

Тогда, быть может, ради повышения своего веса в обществе? Если у тебя большой фотоаппарат с длинным толстым объективом, то ты, видимо, реальный альфа-фотограф. И все окружающие должны тебя уважать. Есть и такой момент во всём этом.

Однако всё-таки содержательный или, можно сказать, функциональный момент наверно в том, чтобы получать красивые результаты. Эффектные результаты. Высокохудожественные результаты. Впечатляющие результаты.

Некоторые думают, что, чем больше сил потрачено на получение результата, тем он высокодуховнее. Если ты нарисовал картину по памяти, с одним закрытым глазом и держа кисточку ногой, то она совершенно точно более высокодуховна, чем грамотно обведённая в спецсофте фотография. Даже если результаты неразличимы. И даже если результат обработки в спецсофте зрителю, который не знает всех деталей процесса, кажется более красивым.

Но это на самом деле самообман. Некий дефект мышления, который подталкивает нас считать, будто результат, на достижение которого мы потратили больше сил, более ценен, чем результат, который дался нам относительно легко.

Тяжёлые фотоаппараты, дорогие объективы, отказ от программной обработки и так далее — всего лишь способы потешить этот свой дефект мышления. И, возможно, даже его приумножить — путём, например, яростных споров с теми, кто достигает лучших результатов более простыми способами. Это всё закрепляет мысль, что трудное, дорогое, тяжёлое, неудобное, архаичное просто не может быть плохим. Или, по крайней мере, оно не может быть хуже относительно более дешёвого, лёгкого, удобного, современного. Будто бы вселенная справедлива и потому просто обязана вознаграждать людей пропорционально их затратам на достижение результата.

Часто на всевозможных фотосайтах люди задают друг другу вопросы: «На какой фотоаппарат ты это снял?». «На какой объектив?». «О! На такой-то! Надо и мне тоже попробовать!».

Но реально практически любая современная эффектная красивая фотография на самом деле снята на Фотошоп. Просто не существует фотоаппарата и объектива, который даёт такой результат. Такой результат — это не заслуги какой-то ах какой оптики. И даже не особо-то заслуги матрицы (хотя, следует признать, что матрица всё-таки вносит некоторый вклад). Это — заслуги софта. И, иногда, умения им пользоваться. Хотя последнее не всегда обязательно, поскольку софтовые кнопки «зафигарить» дают всё более и более впечатляющие результаты.

Даже если вы думаете, что не обрабатываете свой снимок с помощью софта, на самом деле, вы его всё-таки обрабатываете — как минимум, софтом, установленным на камеру.

Более того, если вы вроде бы не пользовались софтом и даже кнопку «зафигарить» вроде бы нигде не нажимали, вы на самом деле всё равно софтом пользовались и эту кнопку нажали. Просто нужные операции кто-то проделал для вас и незаметно для вас. Свет, попавший на матрицу, как-то обработался. Он как-то обработался, даже если вы взяли «сырой» — «raw» — файл. Обработался ещё до получения этого файла.

Когда вы его открыли в программе для просмотра, эта программа тоже каким-то образом трактовала результаты. А до того их как-то уже трактовал процессор фотоаппарата. Даже, повторюсь, для «сырого» файла. Просто в этом случае некоторые настройки — которых чуть больше, чем для джипега, — вам доступны для «подкрутить потом». Но это не означает, что вообще никакой обработки перед этим не было.

Что ещё более цинично для любителей воображаемой «честности» снимков, ровно так же дело обстоит, даже если вы снимаете на плёнку. Просто в этом случае «софт прошит в физическую реальность»: плёнка имеет свои характеристики — чувствительность, характерную цветопередачу; при проявке и печати вы можете поиграть со временем выдерживания в проявителе, или что-то там потереть ваткой, или спроецировать изображение с плёнки на бумагу под углом, или замутить какой-то оригинальный химический процесс.

Это всё по сути всё та же «софтовая» обработка. Замаскированная, да, но в этом всё равно не больше «честности», чем в обработке на компьютере. Кто-то всё равно подобрал красивую цветопередачу для конкретного сорта плёнки, а вы эту плёнку выбрали из наборов других готовых. Это ведь — та же кнопка «зафигарить», но воплощённая в материальных объектах, а не в программе.

Необработанный, абсолютно «честный» результат — это те самые фотоны, которые давно уже улетели. А любая фотография, полученная любым способом, — результат обработки. Вашей сознательной или предоставленной вам в виде незримой кнопки «сделать прикольно».

Надо отринуть иллюзии и рассуждать в этом ключе. Без религиозного восприятия некой умозрительной «честности».

Приведу пример. Дешёвый объектив даёт больше искажений, чем дорогой. Компактный объектив с переменным фокусным расстоянием — то бишь, оптическим увеличением — даёт больше искажений, чем крупный с фиксированным фокусным расстоянием. Да. Ну и что? Какая вам разница, если в софте есть кнопка «зафигарить», которая автоматически компенсирует эти искажения?

Какая вам разница, это оптика или программа управляла «искривлением лучей»? Одно ничуть не «честнее» и не лучше другого. Если программа позволяет получить тот же или, тем более, лучший результат, то можно пользоваться программой.

Если программа позволяет вам носить более компактный фотоаппарат при тех же результатах и при тех же затратах времени на получение финального результата — уже не просто можно, а разумнее пользоваться программой.

Тем более, вы всё равно не сумеете избежать этапа обработки в софте, если вас интересует не фиксация момента, а впечатляющий результат. И в софте будет эта спецкнопка компенсации искажений. Которая по умолчанию нажата. Вы даже дополнительного времени не затратите.

Правда ли, что программа даёт результаты не хуже?

Ну… люди думают, будто бы есть какая-то особая мега-профессиональная оптика и техника, дающая все те снимки, которые можно посмотреть на спецсайтах. И только на такую оптику можно получить такие результаты. Но такого нет. Необработанные снимки правда отличаются у разных фотоаппаратов и объективов, но если мы не говорим о совсем убогой технике, сделанной чисто на глазок, с пластмассовыми линзами, огромными люфтами всех деталей и т.п., то эти различия гораздо меньше, чем разница между исходником и вот этим прикольным результатом его обработки. Если вы посмотрите на исходники, то в большинстве случаев они ни на какой технике не поразят вас в той же степени, в какой поражает финальный результат.

Особая категория людей будет доказывать вам, что всё не так, что только вон тем объективом за сто тысяч баксов можно так хорошо всё снять, да и то, только если он прикреплён к вон тому фотоаппарату. Значит, они ошибаются?

Да. Но что ещё хуже — они самообманываются. Человеку вообще тяжело признать, что потраченные им деньги были непропорциональны полученным за них преимуществам. Что он зря все эти годы носил на себе десять килограммов оптики. И что у его необработанных снимков качество выше вовсе не потому, что этот фотоаппарат выглядит так серьёзно и профессионально, а потому, что в нём настройки по умолчанию ему нравятся больше. Причём, в том числе те, которые в фотоаппарате вообще покрутить не дают — только во внешнем софте. А софту будет пофиг — он для любого фотоаппарата позволит ровно такое же навертеть.

И тем более, тяжело понять, что ряд вещей производят не потому, что они гораздо лучше, а потому, что их удаётся продать. Пока наивный аудиофил верит, что есть специальный кабель за миллион долларов, который делает звук лучше, такой кабель будут производить. Но из этого нельзя сделать вывод: «значит, в этом правда что-то есть».

И в области фотографии — аналогично. 99,9% крутых фотографий сделаны в фотошопах. 99,9% относительно красивых необработанных фотографий (пусть и сильно уступающих обработанным, но хотя бы не вырвиглазных) сделаны софтом в фотоаппарате, а не его чудо-линзами. Линзы, да, тоже сделали, но совсем чуть-чуть на фоне софтовой части. Смиритесь. Реальность такова.

И никогда уже она не будет другой.

И я могу даже объяснить, почему. Дело в том, что крайне тяжело обмануть законы оптики. Которые весьма, кстати, просты, хотя и не всем очевидны.

В разработку объективов люди уже вложили очень много средств. Да, можно очень круто отполировать стёкла, выложить из линз хитроумную последовательность и так далее, но всё равно есть некоторый предел, к которому уже подошли вплотную. Нельзя поймать больше фотонов, чем летело в этом направлении. Нельзя сделать искажение меньше, чем сколько-то, поскольку у некоторого вообще идеального материала оно тоже будет не нулевым. Нельзя сделать оптику, которая устраняет искажения, вносимые наличием атмосферы: некоторые — частично — можно, но вообще все — нет.

Однако можно придумать алгоритмы, которые, во-первых, могут исправить искажения постфактум — при наличии требуемого количество исходной информации. А во-вторых — сделают результат красивее и эффектнее, чем может выдать даже идеальная, несуществующая пока ещё оптика.

Из чего это следует? Ну, как минимум, из того, что такие алгоритмы уже есть. И они продолжают совершенствоваться. У них, видимо, тоже существует свой предел, но до него пока далеко, а предел оптики они уже при этом превзошли по качеству результата.

Кроме того, сама природа цинично намекает нам на вот это самое: «софт — круче». Если посмотреть на человеческий глаз, то внезапно выяснится, что его оптическая схема вообще крайне примитивна. Там всего-то одна линза, да и та вовсе не из идеального стекла, а из какой-то органической хрени. И на сетчатке, вообще говоря, не так уж и много рецепторов. Колбочек, например, порядка семи миллионов — даже у дешёвых цифровых фотоаппаратов давно уже больше. И вдобавок чуть ли не прямо по центру сетчатки влеплен зрительный нерв, что приводит к чисто физическому образованию «слепого пятна».

И вот эта простая система позволяет нам видеть весьма красивую картинку окружающей реальности.

Но как? Вот так: при помощи «софта». В отличие, от классических фотоаппаратов глаз не делает одного «снимка» с определённой выдержкой. Вместо этого он постоянно мечется и делает множество «микроснимков». А подключенный к глазу мозг собирает из этих микроснимков окончательную картинку.

«Микроснимки», изготовленные глазом, весьма убоги. Многие, например, переживают, что даже клёвые дорогие объективы размывают изображение по краям. Так вот, по сравнению с глазом у них всё чётко. Глаз вообще имеет хорошую чёткость только по самому центру сетчатки, а дальше количество рецепторов довольно резко падает, поэтому там всё видно только «в общих чертах».

Но картинка при этом собирается из множества снимков, и после постобработки она прекрасна. Широкая такая, объёмная, с большим динамическим диапазоном. И с массой деталей.

На самом деле, маниакальная страсть к «честным» фотографиям, кроме ранее упомянутого лицемерия, содержит в себе вот этот вот нюанс: эта ваша «честная» картинка — вовсе не то, что увидел бы глаз. Это — жалкий огрызок реальности, который, к тому же, всё равно обработан техникой, хотя и без вашего ведома.

Постобработка поступившего на матрицу — это не «циничный обман». Напротив, это — приближение к правде. К тому, что глаз действительно бы воспринял, будь он там лично. Это — компенсация утерянной при переносе из реальности информации.

Да, можно, конечно, и приукрасить, но и это тоже — приближение к правде. Ведь, кроме софтовой обработки поступающей глазу информации, есть ещё ощущения. Эмоции. Мозг и их тоже добавляет к картинке, когда глаз её воспринимает напрямую. Трава зеленее и солнце ярче — это ещё и эмоциональное впечатление от личного состояния, от окружающей обстановки, от кучи других вещей.

Передать всё это на этапе редактирования фотографии, раз уж фотоаппараты пока что не умеют и это тоже снимать, вполне себе честно.

Да и, если вдуматься, а что вам в ней, в этой честности-то? Вам шашечки или ехать? Чем вам плоха картина с потрясающей игрой цвета, даже если такое нигде нельзя увидеть глазом? Чем вам плоха приделанная компьютером текстура бумаги, если вам нравится результат и на бумаге вы на эту текстуру согласны? Какая вообще вам разница, как получен результат, если этот результат вам нравится?

Нет, я могу понять желание научиться делать так же (и даже в ближайшее время постараюсь рассказать, как всё это сейчас делается). Но мне неясен протест против этого. Протест против более эффективных методов получения лучшего результата. Протест против методов, расширяющих возможности, но при этом снижающих трудозатраты. Что это всё, как не тот самый дефект сознания, заставляющий считать, будто бы справедливая вселенная определяет размер вознаграждения по затраченным силам и времени, а не по результатам?

За этим протестом стоят лишь вышеупомянутые дефекты мышления — ничего более.

Однако вернёмся к фототехнике. Оптика упирается в свой предел. Её уже практически невозможно сделать лучше. Но софт всё ещё можно. Причём, это получается настолько успешно, что софт уже вполне способен компенсировать все недостатки оптики.

Собственно, что нам даёт большой и потому очень профессиональный объектив? Чёткость картинки? Светосилу? Меньшие геометрические искажения?

ОК.

Но, как было сказано выше, если знать характеристики объектива и фотоаппарата в момент съёмки, эти искажения легко и непринуждённо исправляются. «Да, но при этом изображение по краям кадра становится размытым!». Опять же, да. Чуть-чуть становится. Однако софтовые методы компенсации искажений не просто «тупо растягивают пиксели», а действуют несколько более хитро — учитывая информацию в соседних пикселях. За счёт этого размытие на краях даже после одних только этих методов может оказаться (и зачастую оказывается) меньше, чем у очень дорогого, объёмного и тяжёлого объектива. Ну а вдобавок резкость можно повысить дополнительными методами, о чём пойдёт речь позже.

Кроме того, а зачем вам вообще эти крайние пиксели? Ну, при нынешних-то размерах матриц? Сейчас фотоаппараты снимают что-то типа 6000×4000 — ну обрежьте края, если уж припёрло.

Вообще говоря, размытие на краях — само по себе художественный эффект, и весьма часто его, наоборот, имеет смысл усиливать. Но если уж, по вашему замыслу, должно быть не так — во время съёмки кадрируйте с запасом, а потом урежьте.

Это самое увеличение разрешений матриц вообще заставляет переосмыслить многие ранее верные положения. Например, раньше все люди в теме знали, что «цифровой зум» — это обман. Это просто урезание краёв картинки и растягивание оставшегося до размера кадра. То есть, потеря чёткости, искажение цветов и так далее. В отличие от оптического зума, который ничего не портит (на самом деле, чуть-чуть портит, но не особо).

Однако раньше, грубо говоря, разрешение матрицы было 1000 на 600. А вот теперь — 6000 на 4000. Хотите что-то увеличить — да пожалуйста. Картинка станет 3000 на 2000, но зато всё «увеличится». Без потери чёткости.

Очевидно, что в перспективе разрешение можно будет сделать и больше. И при 100 000 на 70 000 будет уже глубоко пофиг на оптический зум. Ведь чисто цифровым способом можно просто взять и урезать. Вам ведь всё равно в большинстве случаев придётся этой картинке понизить разрешение, поскольку монитор столько точек показывать не умеет (у них тоже растёт разрешение, но нынешние 4к — уже за гранью различимости, поэтому тут предел достигнут, дальше только увеличение размеров экрана), а разглядывать фрагменты фотографии под увеличительным стеклом далеко не всегда предполагается. Ну так перед понижением разрешения просто урежьте ненужное.

К слову сказать, в ряде фотоаппаратов давно уже так можно сделать: цифровой зум без потерь для тех фотографий, которые вы сохраняете в более низком разрешении, чем позволяет матрица.

Тут сразу же будет возражение: но ведь урезание фотографии — это не то же самое, что объектив с другим фокусным расстоянием. Огорчу: по сути то же самое. Да, вы теряете часть лежащей в «отрезанных пикселях» информации, но если она вам не была нужна, то жалеть о ней — это примерно как жалеть, что не каждая фотография имеет охват в 360 градусов. В общем, кроме одного момента, о котором я скажу чуть позже, это вообще ровно то же самое.

Остальное — заблуждения.

Многим, например, кажется, будто бы есть какие-то чудесные профессиональные комбинации линз и матриц, при помощи которых с той же точки пространства можно увидеть больше. Что специальный такой «телевик» (ну, объектив, который тягается с телескопом по «увеличению») позволяет сделать какое-то иное расположение объектов в кадре. И на «ширик» (объектив, который имеет большой угол обзора) у вас гора будет скрыта за зданием, а вот с «телевиком» она станет видна. Или наоборот.

Но нет, свет с неизбежностью распространяется по прямой, поэтому никакая комбинация оптических приблуд не даст вам «заглянуть за угол» с той же точки пространства. С любой оптикой с одной и той же точки вы будете видеть ровно одно и то же. А менять вы сможете исключительно угол зрения. То есть, с точностью до оптических искажений (которые, как говорилось выше, всё равно можно скомпенсировать) и до количества сохранившихся пикселей смена объективов даст ровно ту же картинку, что и урезание краёв кадра.

Реально измениться может только «степень размытия»: вот этот вот клёвый эффект, когда ваша девушка на переднем плане вся такая чёткая, а сзади неё всё такое размазанное, кремовое и прикольное.

Но и тут суровый софт уже спутал все карты: те же самые эффекты можно получить на постобработке. Причём там ещё и рисунком размытия можно управлять в гораздо более широких пределах. То есть, не заморачиваться с «этот объектив даёт такое прикольное боке (размытие)», а снять всё чётким, а размыть потом. Так, как вам нравится, размыть.

Это, правда, пока делается не одной кнопкой, как компенсация искажений, но…

Дело в том, что раньше, для того, чтобы отделить объекты друг от друга, требовалось в сто раз больше усилий, чем сейчас. Раньше, фактически, каждый объект надо было тщательно обводить вручную. Но сейчас есть куча относительно интеллектуальных способов, которые в 99% случаев угадывают, что именно вы хотите обвести.

И нет, сейчас речь не о той «волшебной палочке», только-то про которую все обычно и знают. «Палочку» до сих пор сохраняют, как дань истории, но прогресс всё это время двигался вперёд упорно и неумолимо. Поэтому сейчас на самом деле даже в тех случаях, когда надо точно выделить весь объект (что в большинстве случаев вообще не надо), программе даются приблизительные указания, и она хорошо угадывает. После этого вы можете децл подрихтовать те места, где она не угадала, но это всё равно быстро.

Иными словами, мы имеем возможность делать «красивые размытия» на любом объективе. Чисто программно. И с бо́льшим количеством настроек. И без особых трудозатрат.

Более того, для усиления художественного эффекта вам всё равно придётся это делать. Даже если объектив уже что-то размыл, надо кое-где доразмыть, а кое-где — наоборот. Только так можно получить всё то впечатляющее, что вы обычно видите на всевозможных фотосайтах. Дополнительное размытие, которое вам уже сделал объектив, — это просто небольшой довесок. Просто способ получить один из серии эффектов чуть быстрее.

Но коварные производители софта и техники на достигнутом не остановились и сейчас уже делают дополнительные приблуды. В частности, есть хорошая тема — сохранить информацию о расположении объектов ещё на этапе съёмки. Для этого по сути надо сделать несколько снимков с разным фокусом и потом проанализировать полученную информацию: по ней можно понять, насколько далеко находится каждая точка кадра и добавить эту информацию к снимку. После этого «пост-размытие» будет делаться за считанные секунды с невообразимым количеством допнастроек.

В обратную сторону — из размытого в резкое — восстанавливать уже тяжелее, поэтому, вообще говоря, полезнее делать как можно более чёткий снимок и потом размывать нужные места, а не наоборот.

Тем не менее, а как оно там, с «наоборотом»? Ведь эта самая «резкость» — тоже вроде как ценное качество объектива.

Тут два нюанса. Первый из них — то самое разрешение снимка. Если вы сняли с опупенным разрешением, а потом ужали до меньшего, то, если правильным алгоритмом ужимать, резкость-то не упадёт, а повысится. И разница между объективами, вообще говоря, на этом этапе исчезнет: те мелкие детали, на которых различие можно было заметить, один хрен, «съелись» при понижении разрешения.

Ну а второй нюанс: резкость можно повысить даже без ужатия снимка. Опять же чисто софтово — при помощи анализа самого результата съёмки. И тут, надо отметить, прогресс такой, что я сам уже не совсем понимаю, как они вообще это сделали, — только как этим пользоваться.

Примитивные алгоритмы прошлого просто находили контрастные области и «рисовали» рядом с ними дополнительные пиксели с противоположной яркостью (светлые рядом с исходными тёмными и наоборот). Эдакое своеобразное «свечение». Глаз, впрочем, это всё отлично обманывало — если не сильно приналегать и не делать вот это вот совсем очевидным.

Чуть более продвинутые способы — «свечение» уже не рисовали, а просто добавляли контраста там, где он был обнаружен.

Но сейчас в Фотошоп и в некоторые плагины встроено что-то такое, что умеет убирать, например, размытие, возникающее от дрожания рук при большой выдержке. Да, работает оно не так, чтобы очень быстро, но в ряде случаев крайне убедительно «возвращает» резкость.

Размытие же от несовершенства объектива устраняется ещё лучше, поскольку сама задача проще.

Но, что ещё интереснее, появились алгоритмы, которые восстанавливают размытый контур. Без добавления «свечений» — просто убирая размытость.

Иными словами, несовершенство объективов в плане их резкости тоже устраняется софтом. Причём, даже очень хороший и очень дорогой объектив снимает недостаточно резко, чтобы получить те «звенящие резкостью» фотографии, которые вы часто видите в интернете. Даже с таким объективом вам придётся повышать резкость софтом — теми же способами. То есть, мало того, что дорогой, большой, тяжёлый объектив не даёт каких-то недостижимых иными способами результатов, он вдобавок ещё и время-то не особо экономит: ту же процедуру всё равно придётся проделывать.

И, наконец, шум. Да, более светосильный объектив (что обычно сопряжено с качеством линз и с диаметром — а, следовательно, с массой, — объектива) улавливает больше света, что позволяет понизить чувствительность, а вместе с ней и шумы.

Это, в свою очередь, позволяет снимать в более тёмных условиях с рук — ведь если светосила больше, можно поставить в тех же условиях меньшую чувствительность или меньшую выдержку. То есть, одновременно будет меньше и шумов, и «смазывания».

Но, типа, ой. Программные способы устранения шума опять же достигают каких-то неимоверных результатов. И сейчас вполне возможно просто снять с рук с большой чувствительностью, а потом программно убрать шум и получить фактически неотличимый от мегадорогого объектива результат.

Более того, помните про глаз? Который постоянно мечется и делает много снимков, которые потом обрабатываются. Глазом вы ведь не видите этого шума, да? Так вот, фотоаппаратом так тоже можно. Фокус вот в чём: мы делаем вместо одного снимка на большой выдержке (что при съёмке с рук даст офигенное смазывание) или одного снимка на маленькой выдержке (но с большой чувствительностью и, соответственно, шумом) серию снимков на маленькой выдержке, а потом их совмещаем. За счёт того, что выдержка маленькая, смазывания не происходит ни на одном снимке. Но вот шум теперь можно устранить чисто при помощи усреднения в каждой точке. Поскольку истинный цвет объекта будет примерно тем же на каждом объекте, а шум в каждой точке случаен и при усреднении уничтожит сам себя.

Таким образом, оказывается, что в плане борьбы с шумом нам мешает то самое, за что многие желающие быть «профессионалами» так упорно цепляются: зеркало. Система с зеркалом не позволяет делать снимки быстро — ведь зеркало надо перед каждым из них поднимать. Убрав зеркало, мы увеличиваем скорость съёмки и получаем — кроме самой возможности снимать чуть ли не со скоростью видеозаписи — возможность более эффективно использовать все эти хитрые оптимизации для устранения шума.

Аналогичное, кстати, касается и ещё одного «чита» — расширения динамического диапазона. Мы можем искать оптику, которая на полпроцента лучше «вытягивает» разницу в освещённости разных частей кадра, а можем вместо этого сделать несколько кадров с разной экспозицией и увеличить заснятый диапазон в несколько раз. При этом, нам имеет смысл снимать серию снимков как можно быстрее — ведь тогда движущиеся объекты сдвинутся на меньшее расстояние и у нас будет меньше «призрачных следов» в кадре.

Иными словами, вместо попыток сделать «совершенный оптический прибор» наблюдается уверенный рост количества успешных попыток сделать «электронный глаз». То есть, повторить вот эту вот систему: с очень простой, лёгкой и дешёвой оптикой, но зато с изощрённой софтовой постобработкой результатов.

Что одновременно повышает качество этих результатов и понижает габариты необходимых устройств. Дело идёт (и, я уверен, будет идти) к тому, чтобы громоздкий девайс распался на две части: лёгкий компактный «глаз» и прилагающийся к нему «мозг». При этом «мозг» может быть частично встроен в «глаз», может лежать в кармане или рюкзаке, а может и вообще быть где-то в другом месте. Например, дома — в виде стационарного мощного компьютера.

Наконец, ещё два нюанса, за которые совсем ещё недавно имело смысл любить «профессиональные» зеркальные фотоаппараты.

Зеркало в фотоаппарате, собственно, было нужно для единственной вещи: чтобы в видоискателе было видно то, что потом появится на снимке. Правда, на самом деле на снимке появлялось нечто другое, поскольку он-то показывал просто ухудшенный вариант видимого глазом, а фотоаппарат, как говорилось выше, попавшее на матрицу неминуемо обрабатывает.

Ну да ладно. Во-первых, видоискатель был, а во-вторых, изображение в него транслировалось со скоростью света. Само собой, довольно быстро появилась идея вставить в видоискатель второй монитор и отказаться от зеркала, сохранив, тем не менее, одну из его основных фич.

И практически с самого начала так и было сделано. Однако в те времена хорошие и маленькие мониторы делать не умели, поэтому изображение в «цифровом» видоискателе было не очень разборчивым, да и обновлялось оно не особо быстро. Поэтому через «честный» видоискатель смотреть на мир было комфортнее и в ряде случаев эффективнее.

Однако с тех пор высокое разрешение на мониторах делать научились, а их матрицы стали гораздо быстрее. И процессоры, кстати, тоже. Что привело к тому, что в цифровом видоискателе картинка показывается со скоростью, достаточной для того, чтобы вообще не заметить ни отставание картинки от реальности, ни то, что она состоит из пикселей. Причём, количество плотность пикселей всё ещё продолжают повышать, хотя уже смысла-то особо нет: на глаз всё равно уже не различимо.

Задержка отображения всё ещё временами проявляется, но это уже следствие того, что даже в темноте в цифровом видоискателе показывается хорошо различимая картинка. А не чёрный экран, как было бы на оптическом. Чтобы «осветлить» картинку, надо повысить выдержку. Это и приводит к задержке. Причём, если вам нравится быстро, то эту функцию можно отключить и смотреть как на оптическом — в реальном времени.

То есть, этот недостаток пропал, а достоинства-то остались: фотоаппарат можно сделать меньше, видоискатель можно сместить на край, чтобы не упираться носом в экран. И, что немаловажно, в видоискатель можно транслировать вообще все спецэффекты — и цветокоррекцию, и экспозицию, и глубину резкости. С оптическим же видоискателем многие из этих вещей показать просто невозможно. Разве что, для глубины резкости иногда делают специальную кнопку, но пользоваться этим всё равно тяжело, поскольку изображение в большинстве случаев становится сильно темнее, а глубина резкости при этом передаётся не особо хорошо.

Вдобавок на цифровой видоискатель можно вывести кучу дополнительной информации: в реальном времени показывать области засветки, например. Или нарисовать те контуры, которые сейчас в фокусе. Ну или ещё чего-то.

Второй момент, прилагающийся к первому: зеркальная конструкция позволяет реализовать так называемую «фазовую» фокусировку. Я не буду вдаваться в детали, скажу только, что это — такой специальный способ быстро сфокусироваться.

Его альтернатива — фокусировка по контрасту. То есть, фактически, по картинке на матрице. В ней сильно задействован процессор, поэтому она работала гораздо медленнее.

Однако в какой-то момент скорости процессоров возросли, что сильно ускорило контрастную фокусировку. Но что самое главное, была придумана схема (и не одна), как фазовую фокусировку реализовать без зеркала. Да, при этом часть элементов пришлось встраивать в объектив, но оно, как оказалось, работает. Причём, работает даже быстрее, чем на зеркальных фотоаппаратах.

В результате оба ключевых преимущества схемы с зеркалом тоже как-то вот рассосались.

В итоге, эпоха больших и дорогих объективов клонится к закату, а цифровые зеркалки так и вообще уже почти закатились. Но вот зато эпоха софта для обработки изображений сейчас где-то в предполуденном районе.

Это подводит нас к вопросу: надо ли изучать этот самый софт? Ну, тут два момента. Определённо, если вас волнует качество снимков и, особенно, оригинальность результатов, то софт изучать совершенно точно гораздо полезнее, чем копить на дорогую и громоздкую оптику. Если вас интересуют просто хорошие (а не мегаоригинальные), то вполне можно положиться на всевозможные кнопки «зафигарить». То есть, изучить софт по самому минимуму, а то и вовсе полагаться на встроенные в фотоаппарат алгоритмы.

С софтом при этом происходит та же самая штука, что с фотоаппаратами: всё больше проверенных и вроде бы «незаменимых для профессионала» способов переходят в раздел истории, а им на смену появляются гораздо более быстрые и эффектные способы. Первые, соответственно, тоже можно изучить, но только из чисто исторического интереса. Начинать же и даже сосредотачиваться полезнее на более новых.

Специально для желающих задать вопрос: «а автор-то вообще фотографировать умеет?», — специально прилагается ссылка.

Автор — Лекс Кравецкий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->