Москва
C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Багаевский гидроузел на Дону: очередной «мост в никуда»

октября 11
12:29 2016

16 августа правительство РФ включило в федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России» строительство Багаевского гидроузла на Дону. Проект, на который планируется потратить 22 млрд рублей, рассчитан до 2020 года. По замыслу авторов, крупнейшая река юга России, которую русская традиция называет не иначе как «Дон-Батюшка», станет мощной транспортной артерией, способной удовлетворить потребности грузоперевозчиков, резко возросшие после аннексии Крыма.

Однако противники строительства, в числе которых ведущие ученые и экологи, справедливо указывают на то, что строительство новой дамбы, по сути, погубит и без того сильно «сдавшую» в последние годы реку, а единственной выигравшей стороной в итоге окажутся чиновники, получившие для «распила» солидный кусок федерального бюджета.

Хотели как лучше

Впервые предложения построить гидроузел в хуторе Арпачин Багаевского района Ростовской области  были озвучены еще в 1950-х годах, потом этот вопрос обсуждался в 1980-е годы, но до реализации конкретного проекта дела так и не дошло. Главной целью строительства плотин на нижнем Дону было увеличение транзитной глубины (наименьшей глубины на судоходном участке) до 4 метров. Помимо возведения гидроузлов – Цимлянского (1952 г.), Николаевского (1974 г.) и Константиновского (1982 г.) –  велись крупномасштабные дноуглубительные работы.

Первое время казалось, что развитие судоходства на Дону, строительство плотин и водохранилищ не способны повредить экологии реки. Напротив, после запуска Цимлянского водохранилища, когда были затоплены огромные территории и рыба получила новые, огромные по площади, нерестилища, был зафиксирован  взрыв рыбопродуктивности. Но к 70-80-м годам прошлого века ситуация начала меняться с катастрофической скоростью. Помимо прямого загрязнения реки промышленными и сельскохозяйственными стоками, главными врагами донской живности, да и самой реки в целом, оказались сооруженные человеком гидротехнические сооружения, которые при этом не смогли справиться со своей главной задачей – обеспечением бесперебойного судоходства по Дону. 

Во-первых, пострадала вся проходная рыба, которая шла в Дон на нерест из Азовского моря, а это самые ценные породы – осетры и белуга. КПД рыбопроходов и рыбоподъемников, которыми были снабжены донские плотины, оказался крайне низким –  только 3% рыбы могли завершить нерест. В итоге, если в 1940 году вылов осетровых составлял более 5 тысяч тонн в год, а в 1980-х – 1,5 тысячи, то сегодня – ноль. В начале 21 века из 44 видов ценных пород рыб Азово-донской ихтиофауны для промышленного вылова осталось только два – хамса и тюлька.

Второй проблемой стало снижение уровня воды в Цимлянском водохранилище, плотину которого доктор технических наук, руководитель общественной организации «Зеленый Дон», член высшего экологического Совета при Госдуме Владимир Лагутов считает самой бессмысленной в мире. Последнее половодье на водохранилище было 25 лет назад (в 1991 году) и с тех пор уровень воды в нем продолжал падать, достигнув в ноябре прошлого года критической отметки в 31,22 метра. При этом и водохранилище, и Дон, и питающие его реки, которые десятилетиями не чистили, заиливаются, что также ухудшает качество воды и подмывает кормовую базу рыбы. Однако водосброс с Цимлы все равно осуществляется лишь в тех случаях, когда этого требуют интересы судоходства, но никак не местной фауны. По сути, Дон превращен из природного объекта в техногенный канал для перевозки грузов.

Правда, положение эти драгоценные сбросы с водохранилища все равно не спасают. Таганрогский залив Азовского моря, в который впадает Дон, регулярно пересыхает, и десятки судов не могу войти в реку. Снижение уровня воды привело к тому, что краевые участки дельты реки, например, Мертвый Донец и Свиное гирло, стали отмирать. Одновременно с уменьшением стока Дона в море, растет соленость последнего (за счет поступления воды из Черного моря) и ценные виды рыб вытесняются сорными. 

Что же до качества донской воды, то в ней сегодня можно найти едва ли не всю таблицу Менделеева: соли кальция и магния, железо, аммиак, бор, марганец и его соединения, нитраты, сульфаты, фосфаты, хлориды, натрий, алюминий. С учетом нагона воды из Азовского моря, воду в устье Дона уже с трудом можно назвать пресной. Владимир Лагутов в прошлом году назвал состояние реки «предсмертным» и спрогнозировал, что если не принять мер, то Дон вскоре превратится в болото. 

Ответ правительства

Однако нашлись во власти люди неравнодушные. В феврале этого года депутат Госдумы Олег Пахолков направил премьер-министру Дмитрию Медведеву письмо с просьбой дать поручение Министерству природных ресурсов и экологии о разработке «дорожной карты» по оздоровлению двух важнейших российских рек – Волги и Дона. Депутат, в частности, предлагал запустить по ним специальные суда, которые бы занимались очисткой воды. Показательно, что ни о какой «дорожной карте» по спасению рек россияне с тех пор так и не услышали, зато через пару недель после обращения депутата Медведев велел правительству включить в стратегию развития внутреннего водного транспорта РФ до 2030 года проект Багаевского гидроузла. Ожидается, что проектные работы по этому объекту начнутся уже в сентябре – на них будет потрачено 700 миллионов рублей. И, похоже, шум, поднятый общественниками и экологами, ничуть не смущает ни федеральные, ни местные власти, ни профильные ведомства.

По словам одного из защитников проекта, руководителя Азово-Донской бассейновой администрации Сергея Гайдаева, строительство Багаевского гидроузла полностью решает вопрос обеспечения необходимых глубин на нижнем Дону и потребует лишь минимальных дноуглубительных работ. Чиновник утверждает, что при возведении плотины в зону затопления попадают территории, и так регулярно подтапливаемые паводками (при том, что последний раз Дон выходил из берегов еще в 90-х), а само появление нового гидроузла «положительно отразится на жителях, предприятиях, животном мире и землях» Ростовской области, обеспечив ее в необходимом объеме пресной водой. В 2013 году на круглом столе, где обсуждался Багаевский гидроузел, другой представитель власти, заместитель руководителя Федерального агентства морского и речного транспорта Виктор Вовк выразился более пафосно: «Мы все здесь без исключения заинтересованы в том, чтобы сохранить наши рыбные запасы, максимально не потревожить экосистему. Ведь у нас есть семьи, и мы не хотим оставить после себя пустыню».   

Противники же новой плотины считают, что подобные заявления – от лукавого. В первую очередь, говорят они, проект не имеет никакого экономического смысла: даже отбросив вероятность того, что заложенные в нем изначально 22 миллиарда – это не окончательная цифра и расходы могут возрасти, срок окупаемости, заложенный в программе – 50 лет. К этому времени нефтеналивной флот, в интересах которого строится плотина, может остаться без работы, т.к. в условиях исчерпаемости запасов углеводородов ему просто будет нечего перевозить. Да и макроэкономические расклады говорят не в пользу Дона как маршрута для транспортировки нефти. «Транснефть» уже строит нефтепровод из Волгограда в Новороссийск, другие активные игроки в этом регионе – Иран и Азербайджан – планируют строительство судоходного канала и железной дороги от Каспия к портам Персидского залива.

К тому же, напоминает руководитель регионального отделения движения «ЭКА» Григорий Болдырев, строиться плотина будет за счет федерального бюджета, а прибыль от проекта получат речные транспортные компании, которые будут перечислять в казну налоги на прибыль в размере 10-15% от своего заработка. Следовательно, срок окупаемости вырастает до 400-500 лет. 

Вдобавок все расчеты по окупаемости и целесообразности возведения плотины (к слову, решить проблему обеспечения судоходства на нижнем Дону противники нового гидроузла предлагают, расчистив оросительные каналы и впадающие в Дон реки, и перейдя на суда с более низкой осадкой, как это делается во всем мире) строятся, исходя из того, что в 2030 году по Дону будут перевозить 30 миллионов тонн грузов, тогда как в советские времена пиковый показатель не дотягивал и до 14 миллионов тонн в год, а сегодня составляет всего 8,7 миллиона. На чем основан оптимизм правительства не совсем понятно, тем более в условиях нынешней стагнации российской экономики и ее смутных перспектив. 

Помимо экономических недочетов проекта, указывается на то, что после сооружения плотины затопленными окажутся обширные территории, в том числе занятые виноградниками и другими сельхозкультурами. Мало того, что людей просто выгонят с их земли, затопление вызовет подъем грунтовых вод с повышенным содержанием соли, что ускорит засоление и заболачивание почв. Разлив воды на большие территории приведет к тому, что она будет больше прогреваться, что в свою очередь спровоцирует размножение сине-зеленых водорослей, которые делают воду малопригодной для обитания рыбы. А также для питья. Бактериальное и вирусное загрязнение воды последуют неизбежно, констатирует главный технолог «Ростовводоканала» Игорь Тронь.

И наконец – осетровые. Сегодня их нерест на Дону, как пишут СМИ со ссылкой на данные Азовского научно-исследовательского института рыбного хозяйства, регулярно происходит в единственном месте нижнего течения реки, там, где в нее впадает приток Сал. Этот участок находится между действующей Кочетовской и планирующейся плотиной, и в случае сооружения последней из-за низких скоростей течения река здесь подвергнется заилению, став непригодной для метания икры. По этой причине можно будет распрощаться со всеми перспективами возрождения рыбного хозяйства, которое только начало приходить в себя после советского хозяйствования и засилья браконьеров в 90-х.

В марте этого года противники строительства гидроузла направили петицию президенту Владимиру Путину, указав, что плотина «окончательно уничтожит всю ценную донскую рыбу, подтопит несколько населенных пунктов, и, главное, один из самых красивых участков реки с заповедными островами и песчаными пляжами превратится в заросшее камышом болото с фарватером». «Если в бюджете есть лишние деньги, просим предотвратить их «отмывание» в Дону и направить на более насущные нужды, например, на улучшение подъездных дорог к курортам Крыма (оккупированной территории – прим. ред.) и Кавказа», – предложили авторы документа.

Как показали последующие события, власти в очередной раз оказались глухи к просьбам общественности – плотине быть. И теперь, как замечает Владимир Лагутов, замкнутый между Цимлянской и Багаевской плотинами, нижний Дон погибнет окончательно.

Источник: newsdiscover.net

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->