Москва
C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Как увеличить надои государственной «коровы»

мая 20
13:05 2016

Основным называют то, что в основе, а главным – то, ради чего всё делается. Обычно люди не различают главное и основное, используя оба понятия как синонимы. Как правило, в жизни это ни к каким отрицательным последствиям не приводит. Но в некоторых случаях неспособность уловить различие может стать фатальной. Например, бывает так, что ради выполнения главной задачи прекращают выполнять основную, и все ресурсы направляют на скорейшее достижение цели.

А это всё равно, что рубить сук, на котором сидишь. Пока стремятся к главному, рушится основа, и вскоре недавние оптимисты с удивлением обнаруживают, что они уже не движутся вперед и вверх, а оказываются всё ниже и ниже. Или даже сразу в самом низу.

Внезапно зампредседателя правительства Ольга Голодец заявила о том, что зарплаты в стране низкие. «У нас каждый человек в стране получает общее среднее образование, и, получив среднее общее образование, он выходит на рынок и получает 7,5 тыс. руб., и вы говорите о производительности труда». По её словам, численность бедных в России уже достигла 22 млн. человек, и это критично. «У нас есть перекосы, которые нужно реально проработать, и без устранения таких перекосов мы не сможем двигаться вперед». Только узнала?

Вообще-то она курирует социальные вопросы, в том числе, трудовые отношения. Ей по должности положено знать, как обстоят дела с оплатой труда, и она наверняка знает это. В данном случае причина её беспокойства в другом. «Сегодня невозможно дальше развиваться, теперь вся промышленность говорит об одном: что бы мы ни произвели, у нас нет потребителя. У нас идет сокращение потребления. Это самая большая проблема». «И это говорит о кризисе потребления, который является сегодня важнейшим фактором, который препятствует развитию экономики». Похоже, наступило прозрение.

Вот что делает кризис с человеком! Раньше всё было в красивеньком розовом тумане, но вдруг сквозь густую пелену проглянуло нечто экономическое – причём, из самой настоящей неприятной реальности. Оказывается, между уровнем зарплат в стране и уровнем потребления есть связь. Кто бы мог подумать! И даже больше: есть связь между уровнем потребления и развитием промышленности. Тут уже целая наука! Выясняется, что чем меньше зарплаты, тем меньше у людей денег. Чем меньше денег, тем реже они ходят в магазины, и тем меньше покупают. Чем меньше покупают, тем невыгодней производить то, что они не покупают. Вот ведь как хитро всё устроено!

Итак, маленькие зарплаты приводят к кризису в промышленности и торговле. Следовательно, большие зарплаты приведут к их процветанию. Вообще-то, первым до этого додумался (и сделал практические выводы) Генри Форд ещё в конце XIX века, и с тех пор эта идея повсеместна и общепризнанна. Ну что же, скоро и у нас! Всё-таки в правительстве не дураки сидят! Информация дошла до сознания. Хотя и необычным путём, но дошла. Интересно, возникнет ли следующая мысль: «Надо что-то делать» – или это пока слишком сложно? Дальше ведь должна появиться ещё одна мысль: «Что делать»? А из неё нужно будет вывести следующую: «Увеличивать зарплаты». Сумеет ли правительство одолеть все этапы мыслительного процесса?

«Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме». То есть, ответ: нет. Ведь эта цепочка рассуждений – только начало движения мысли. Далее предстоит найти ответы на множество таких же непростых вопросов. А потом ещё и осуществить найденные решения в реальности. Но в сегодняшней действительности путь к правильным ответам закрыт. Тем более, к решениям. Возможны только неправильные. Вот если правительство возьмётся решать проблему зарплат, какой будет его логика? Ну, например, такой.

«Где взять деньги на повышение зарплат? А, кстати, откуда, вообще берётся зарплата? Ах, да! Зарплата – это же заработная плата. То есть, что получается – деньги нужно зарабатывать? Хм. Вот оно как, значит… Ну вот и пусть зарабатывают! Кто же мешает? Стоп-стоп! Так не пойдёт. Так вопрос формулировать нельзя. Потому что сразу ясен ответ. Не признаваться же! Это место нужно как-то обойти. Например, так. Кто платит зарплату? Работодатель. Кто у него устанавливает размер зарплаты? Он сам. Вот именно – он сам это делает! И если зарплата маленькая, то значит, это он недоплачивает. И вот из-за этого никто ничего не покупает. И, в результате, у него же прибыли и нет. Сам себя наказал. Работодатели! Почему вы не хотите зарабатывать много? Давайте искать решение. Давайте вместе поработаем над этим. Создадим благоприятный деловой климат. Увеличим зарплаты. Вам же лучше!»

Почему же правильные решения невозможны? А потому!

Раньше, в СССР, страной управляли политбюро и правительство. Сейчас управляют Совбез и правительство. Совет безопасности РФ, формально, малозначительный совещательный орган при президенте, на самом деле – практически, политбюро. Все важные решения принимаются там. В нём состоят 12 персон (и ещё 18 в запасе), которые и рулят государством. Вот эти двенадцать апостолов: председатель В. В. Путин. Постоянные члены: А. В. Бортников, С. Б. Иванов, В. А. Колокольцев, С. В. Лавров, В. И. Матвиенко, Д. А. Медведев, С. Е. Нарышкин, Р. Г. Нургалиев, Н. П. Патрушев, М. Е. Фрадков, С. К. Шойгу.

Из них только Медведев, как председатель правительства, занимается непосредственно экономикой. Он, условно говоря, «хозяйственник». Остальные – «политики». Они решают неэкономические задачи. Они не производят, а только распределяют и тратят. Решают кому, на что, сколько. Наполнением бюджета занимается правительство. За которым смотрит Медведев.

Бортников, Колокольцев, Фрадков, Шойгу руководят непосредственно силовыми структурами. Администрация Совбеза тоже в руках силовиков (хотя и бывших) – это Иванов, Нургалиев, Патрушев. Матвиенко и Нарышкин контролируют, соответственно, Совет Федерации и Государственную Думу. Лавров, Медведев, Путин представляют государство.

Таким образом, основной блок – силовой. Это показывает, каковы приоритеты власть предержащих. При распределении средств преимущество у силовиков.

В первую очередь они стремятся тратить ресурсы на защиту своей власти, поскольку безопасность – uber alles (превыше всего). Отсюда расходы на оборону и нацгвардию, отсюда борьба с терроризмом, экстремизмом и т.д. Ищут все возможные варианты угрозы, чтобы заранее принять меры. Вообще-то эта игра заведомо проигрышная, потому что, как известно, причинить вред может что угодно – если неправильно этим пользоваться. И, конечно, чем больше они думают о своей безопасности, тем больше угроз находят. В результате, в их представлении опасность всюду. Примечательно, что их орган управления страной называется Советом безопасности, а не Советом развития, например.

Во-вторых, они заняты обогащением – личным и клановым. Это могло бы стать основой развития страны, если бы они развивали собственное (пусть даже незаконно отнятое и присвоенное) производство. Но так как бизнесмены из них никакие, их бизнес не в состоянии генерировать прибыль. А поскольку обогащаться они всё-таки хотят, то действуют самым доступным – и самым примитивным – способом: забирают деньги из оборота.

У каждого предприятия есть оборотные средства – деньги, которые используются непосредственно в работе. На них закупаются оборудование, материалы, топливо, запчасти, из них выплачиваются зарплаты, ими оплачиваются услуги сторонних организаций, они используются для модернизации и расширения производства, и так далее, и тому подобное. Это не прибыль – эти деньги изымать из бизнеса и тратить на другие цели нельзя, потому что без них работа невозможна. Если изымать, то через некоторое время производство остановится, и предприятие станет банкротом.

«Если нельзя, но очень хочется, то можно». Инфантильный лозунг как бизнес-план. Принимаем за руководство к действию и затем делаем «гармошку». «Растягиваем меха» – включаем в свою корпорацию все предприятия, сколько-нибудь соответствующие её профилю. «Сжимаем меха» – выкачиваем оттуда финансовые ресурсы, в результате чего корпорация сдувается и становится банкротом. Теперь можно сменить профиль (или взять за основу другую компанию) и повторить процедуру. Растягиваем – сжимаем, растягиваем – сжимаем:

«Я играю на гармошке

У прохожих на виду…»

Вот это бизнес! Деньги текут рекой! Никаких проблем: страна большая, играть можно долго. Вот только в результате – банкротство экономики страны. Дефолт.

В данный момент на приближение к дефолту указывает экономический кризис (вообще-то любой экономический кризис на это указывает). Как его преодолеть, верхи не знают. Точней, знают, но способ преодоления противоречит их интересам и ломает их практику. А совместить то и это невозможно. Остаётся готовиться к социальному взрыву.

Действуя таким образом, они получают то, что хотели, но упускают из виду вопрос укрепления своей власти. Они путают укрепление с защитой, думая, что чем лучше они защищены, тем надёжней их положение. На самом деле, чем больше угроз они обнаруживают, тем больше ресурсов требуется потратить для предотвращения опасности. А это означает, что на остальное средств у них всё меньше. А «всё остальное» – это та структура, которой они управляют, то есть, государство. При уменьшении финансирования оно слабеет и разрушается. А значит, количество угроз растёт. И значит, растут расходы на безопасность. И опять государство слабеет. Замкнутый круг.

Для укрепления власти необходимо решать основную задачу. Это то, чем занимается любое нормальное правительство – развитием экономики. Но российское правительство подчинено Совету безопасности, и самостоятельной политики проводить не может. Оно вынуждено действовать в рамках, созданных Совбезом, который требует только одно: деньги. А те условия, которые в экономике обеспечивают поступление денег, для нынешних правителей неприемлемы. Законность, гарантии для частной собственности, гарантии для инвестиций, свобода предпринимательской деятельности, защита жизни – всё это «не наши ценности».

«Наши ценности» – это, судя по всему, сомнительная сентенция, возведённая в принцип: «чтобы корова меньше ела и больше давала молока, нужно её меньше кормить и больше доить».

Источник: urfo.org

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->