Москва
-2°C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

«Медовый месяц» Китая и России — в прошлом

мая 30
07:57 2016

Шестого мая премьер-министр Японии побывал с неофициальным визитом в Сочи. Ему был оказан теплый прием, частью которого стал ужин. В течение 35 минут главы России и Японии беседовали один на один. Всего встреча на высшем уровне длилась более трех часов. Стороны обсудили различные проблемы: от территориального вопроса до международной обстановки.

О том, какие подвижки были по территориальной проблеме, ничего не сообщается — как будто эта информация содержит государственную тайну. Тем не менее во время празднования 71-го Дня Победы, через три дня после переговоров, президент Путин не стал употреблять словосочетание «милитаристская Япония», которое он использовал в прошлом году.

В этот раз в мероприятии не приняли участие гости из Китая. Возможно, причина в том, что встреча с премьером Абэ удовлетворила российского лидера. Некоторые эксперты полагают, что премьер Абэ уже подготовился к тому, что Россия может вернуть только два острова.

О том, как будут развиваться переговоры, известно только Богу. Некоторые критикуют японские власти в связи с тем, что представленный ими план экономического сотрудничества из восьми пунктов — не что иное, как переработанные старые предложения. Так или иначе он дает Токио шанс вновь попытаться углубить экономические связи с Россией.

Россия надеется на японские инвестиции

На четвертом месте плана из восьми пунктов стоит энергетика. Конкретные проекты не приводятся, однако несложно сделать вывод о том, что Япония намерена предложить России инвестировать в разработку природных ресурсов.

Права на разработку нефтяных месторождений в Восточной Сибири неожиданно были переданы индийским компаниям, что стало ледяным душем для японского бизнеса.

Возможно, для того, чтобы утешить Японию, президент Путин пригласил на встречу в верхах главу «Роснефти» Игоря Сечина, который нес ответственность за переговоры с Индией. Подразумевается, что Япония должна быть благодарна хотя бы за то, что эти месторождения не были отданы Китаю.

Энергетика также включает разработку газовых месторождений. По сообщениям российских СМИ, одним из возможных проектов сотрудничества в этой сфере может стать отправка СПГ по маршруту полуостров Ямал — Хоккайдо.

Этот маршрут включен в проект «Ямал СПГ», реализацией которого сейчас занимается компания «Новатэк». Похоже, что российская сторона надеется на инвестиции со стороны японских финансовых институтов.

Сам проект пока находится на стадии разработки. Пока неизвестно даже то, каким образом газ будет превращаться в жидкость. Несмотря на это, в реакции России, которая требует от Японии инвестировать в этот проект, ощущается чрезмерная надежда на то, что Япония будет способствовать созданию условий для отмены антироссийских санкций.

Для того, чтобы предсказать действия России в связи с газовыми проектами в Японии и Азии, необходимо прояснить ее шаги в Европе, находящейся в десяти тысячах километрах от Дальневосточного региона. Дело в том, что российская газовая политика зарождается именно там.

С 2008 года в связи с политикой в отношении Европы обсуждаются такие темы, как цены на газ, тарифное разделение ЕС, антимонопольные меры, строительство «Северного потока» в обход Украины и возрождение проекта строительства «Южного потока».

За последние четыре-пять лет по этим темам не было практически никаких подвижек. Только неурядицы между РФ и ЕС. Недавно я обсудил эту тему с российскими экспертами, и они отмели мои сомнения, заявив, что в стратегии продажи Газпрома происходят серьезные изменения.

По их словам, Газпром больше не привязывает газ к ценам на нефть, постепенно переходя на биржевые цены. Чтобы понять, что это означает, необходимо вспомнить изменения, которые произошли на европейском газовом рынке с 2008 года.

Цены на нефть, обвалившиеся после экономического кризиса, начали восстанавливаться. Несмотря на то, что они не достигли уровня в 150 долларов за баррель, который был зафиксирован в июле 2008 года, в период с 2011 по 2013 годы, в течение трех лет, они впервые в истории превышали 100 долларов за баррель.

На европейском рынке Газпром привязывает цены на газ к ценам на нефтепродукты. Изменения в газовых ценах происходят примерно с шести-девятимесячным опозданием.

Причины зависимости цен от нефти

Есть определенные причины, по которым газовые цены зависят от нефтяных. Долгое время эксперты ломали голову над тем, как определять цены на газ, поскольку не было никаких прецедентов.

В результате было принято решение привязать их к нефти, поскольку тогда нефть использовалась в качестве топлива для производства электричества, а газ стал заменителем нефти.

Была предложена формула расчета, которая учитывала определенные сложности при обращении с газом, а также то, что газ обходится немного дешевле с точки зрения теплового эффекта. Эта формула использовалась на протяжении полувека.

Тем не менее в 2003 году цены на нефть начали быстро расти. Говорить о том, что цены на газ определяются существующим спросом, уже было нельзя. На это повлияло появление спекулятивных фондов.

В результате в октябре 2008 года был зафиксирован исторический максимум, который составил 490 долларов за тысячу кубометров газа (в 2003 году Газпром торговал газом по 120 долларов за тысячу кубометров). После этого цены на нефть немного упали, однако в период с 2011 по 2013 годы цены на газ находились на уровне 380-400 долларов.

То есть за десять лет они выросли в три-четыре раза. Это стало непомерной ношей для европейских покупателей, при том, что еще были слышны отголоски экономического кризиса 2008 года, возникла греческая проблема, и в целом европейская экономика находилась в кризисной ситуации.

Невозможно покупать то, что стоит слишком дорого. В результате было принято решение перейти на уголь. Сланцевая революция 2008 года привела к серьезному снижению цен на газ в США, в связи с чем американские компании начинают постепенно отказываться от использования угля.

Избытки американского угля начинают поступать в Европу, приходя на смену газу. Дело в том, что возникло неравенство: «цены на газ в США < цены на уголь в США < цены на газ в Европе».

В период с 2009 по 2014 годы Германия увеличила импорт угля на шесть миллионов тонн. При этом потребление газа сократилось на семь миллиардов кубометров.

С одной стороны, спрос на газ вырос, а с другой — страны Западной Европы начинают проводить политику уменьшения парниковых выбросов.

По сравнению с нефтью и углем газ — более экологически чистое топливо, однако при его сжигании в любом случае выделяется гидроокись углерода. После аварии на АЭС «Фукусима-1» Германия перестает брать в расчет атомную энергетику, несмотря на то, что при данном виде энергетики выбросы углекислого газа отсутствуют. Страна связывает все больше надежд с возобновляемой энергией.

С точки зрения снижения выбросов парниковых газов возникает противоречие: Германия увеличивает закупки угля, поскольку он дешевый, и при этом старается развивать возобновляемую энергию. Стоить отметить, что мне не удалось найти вменяемых объяснений этому явлению, возможно, из-за того, что практически все эксперты озабочены состоянием экономики в целом.

Стимул в виде российской угрозы

После аварии на АЭС «Фукусима-1» многие полагали, что настанет золотой век газа, но этого не произошло: возможно, помешали высокие цены, зависящие от нефти, а также развитие возобновляемой энергии.

В результате экспорт газа в Европу сократился. Это произошло также и по причинам, связанным с Россией. Украинский кризис, разразившийся в 2014 году, привел к появлению в Европе истеричной теории о российской угрозе. В результате ЕС, в особенности страны Восточной Европы, озаботились снижением газовой зависимости от России. Еврокомиссия также не осталась в стороне.

Эксперты начинают обсуждать, сколько продержится Европа, если Россия полностью прекратит поставки газа. Для снижения российской зависимости ЕС переключается на импорт СПГ, несмотря на его высокую стоимость. Европейская шумиха о том, что Россия непременно станет использовать экспорт газа в политических целях, сама по себе является политикой.

Часть экспертов кричит о том, что за Крымом последует Прибалтика, а за ней — Восточная Европа. Исчезают трезвые взгляды на ситуацию. Возможно, именно подобная точка зрения привела к распространению национализма в нынешней Европе.

Однако вернемся к нашей теме. Проблема заключается не только в количестве газа. Клиент не может полностью отказаться от газа по причине его высокий стоимости. В любом случае приходиться покупать его в определенном количестве. В связи с этим покупатели начинают вести переговоры с Газпромом о ценах на газ, добиваясь того, чтобы они не были привязаны к нефти.

Европейские биржевые цены на газ способствовали проведению переговоров о снижении стоимости газа. В 90-е годы эта тенденция возникла в Великобритании, являющейся газодобывающей страной. Затем она распространилась на материковые государства. Цель состояла в том, чтобы формировать цены в зависимости от спроса, а не от стоимости нефти.

В результате цены на газ в Европе разделились на два вида: определяемые долгосрочными контрактами с привязкой к нефти и биржевые. Последние были немного ниже, при этом в период с 2003 по 2006 год газ, привязанный к нефти, стоил дешевле, поэтому нельзя говорить о том, что какой-то из этих двух видов всегда был дороже.

Тем не менее в 2009 году на европейский рынок хлынул СПГ из Катара и других стран, в результате чего снизилась биржевая стоимость газа. При этом цены на нефть росли, и газ, привязанный к нефти, стоил дорого. Цены Газпрома были намного выше биржевых цен.

В таких условиях нельзя игнорировать требования европейских клиентов, которые оказались в крайне непростой ситуации. В связи с этим в начале 2013 года Газпром начинает частично использовать биржевые цены, хотя и не меняет основы существующих контрактов. До настоящего времени Газпром прибегал к подобной корректировке более 60 раз.

Обвал нефтяных цен в конце 2014 года должен был изменить ситуацию и вернуть мир к условиям, существовавшим до 2009 года. В этом году цены, привязанные к нефти, также снизились до 150-180 долларов. Теперь они ничем не отличаются от биржевых цен. Объемы экспорта, начавшие сокращаться в 2013 году, с февраля 2015 года стали увеличиваться.

Тем не менее сам Газпром начинает отказываться от классической схемы, в соответствии с которой газ привязывается к нефтяным ценам. Это серьезное изменение стратегии продаж, о котором говорят российские эксперты. Другими словами, Газпром решил отдавать приоритет не ценовой политике, а обеспечению своей доли.

Газпром превращается в солидную компанию

В 2015 году стартовал газовый аукцион «Газпром экспорта». Поскольку первоначальные условия продажи не принесли серьезных успехов, в этом году российская корпорация улучшила эти условия. Некоторые специалисты полагают, что это является доказательством того, что Газпром перестал негативно относиться к политике либерализации торговли, включая тарифное разделение в ЕС.

Изменил ли Газпром собственную политику продаж? Как и прежде, российская компания исходит из того, что долгосрочные контракты должны быть привязаны к нефти. Тем не менее многие эксперты стали положительно отзываться о ее политике, подчеркивая, что, исходя из реальных шагов, Газпром превращается в солидное предприятие.

Предполагается, что этим летом на европейском рынке Газпром снизит цены до 130 долларов. Если это произойдет, то велика вероятность восстановления доли, которая была утеряна в результате роста продаж угля.

Даже если цены немного вырастут, но зафиксируются на уровне 150 долларов, несмотря на то, что американский газ стоит 70 долларов, будет невыгодно импортировать СПГ из США с учетом расходов на сжижение и транспортировку. Таким образом, конкуренцию российскому газу сможет составить только дешевый СПГ из Катара.

По мнению специалистов, Газпрому выгодно поставлять газ на европейский рынок по ценам от 95 до 170 долларов. Если российская компания зафиксирует цены на уровне 100 долларов, она сможет вытеснить с европейского рынка других поставщиков.

Цены на нефть постепенно начинают расти: велика вероятность, что они достигнут 50 долларов за баррель. Если отразить этот рост в газовых контрактах, то стоимость газа вырастет до 200 долларов. Поэтому нельзя гарантировать, что Газпром не вернется к старой политике, начав вновь отдавать приоритет ценам, а не доле.

Но может сложиться и обратная ситуация: с учетом распространения СПГ в ближайшие годы и падения биржевых цен на газ Газпром продолжит отдавать приоритет своей доле, принеся в жертву ценовую политику. В отличие от прежних времен такую возможность отрицать нельзя.

Итак, будет ли Россия проводить подобную политику и в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Я думаю, она будет серьезно отличаться на Сахалине и на материке.

Во-первых, существует проект поставки газа из Восточной Сибири и с Дальнего Востока в Китай. При этом перспективы китайского спроса на газ туманны. Он будет зависеть от роста китайской экономики, структурных изменений, перспектив добычи собственного газа, а также мер в отношении спроса на уголь. Нельзя делать вывод только по одному из этих факторов.

Если спрос на газ будет превосходить правительственные ожидания, то первостепенной задачей станет заключение контрактов с поставщиками, и этой задаче будет подчинена политика соответствующих ведомств.

В обратной ситуации сложно спрогнозировать возможное развитие событий. В этом случае никто не захочет брать ответственность на себя, поэтому, скорее всего, власти прибегнут к чрезмерному увеличению импорта.

Китай перестал быть лучиком надежды

Китай вряд ли станет покупать газ по любой цене. Поскольку перспективы спроса неизвестны, китайское направление будет существенно отличаться от европейского, где главная задача состоит в поддержании и увеличении объемов экспорта. Газпром не продал в Китай еще ни одного кубометра газа.

Россия скорее всего не надеется на то, что в ближайшее время цены на нефть вырастут до 100 долларов за баррель, поэтому она не думает, что сможет получить на восточном направлении крупную прибыль. Проблема состоит в том, что на азиатском рынке Россия не сможет следовать низким ценам на газ (они уже достигли 150-180 долларов), которые определяются обвалом нефтяных цен и увеличением поставок СПГ.

Трубопроводы и другая инфраструктура, созданная в советское время, позволяет бесперебойно экспортировать газ в Европу.

Между тем, что касается Восточной Сибири и Дальнего Востока, то для этих регионов все придется строить с нуля. В этом состоит главное отличие от европейского направления. Более того, материковые месторождения газа находятся далеко от пункта своего назначения.

Европейцы считают Сибирь регионом, куда не ступала нога человека. Если выразить расстояние в цифрах, то маршрут от Западной Сибири до границы с Европой составляет 4200-4600 километров.

Тем не менее, если посчитать расстояние от Восточной Сибири до границы с Китаем, а это 3000 километров, и до побережья Тихого океана — 4000 километров, то можно заметить, что они не так уж сильно отличаются от расстояния от Западной Сибири до Европы.

Некоторые японцы ошибочно полагают, что Восточная Сибирь находится недалеко от Тихого океана. При этом представления европейцев о том, что Сибирь расположена далеко от Европы, порождают заблуждение, в соответствии с которым Сибирь находится намного восточнее ее реального положения.

Общая площадь Восточной Сибири и Дальнего Востока составляет две трети от всей территории России. Поэтому нельзя недооценивать масштабы строительства.

В мае 2014 года Россия и Китай достигли соглашения о поставках газа по трубопроводу. Тогда СМИ активно комментировали экспортные цены на газ (на самом деле порядок цен так и не был определен): большинство экспертов полагало, что с учетом инвестиций они должны составить 300-350 долларов.

Тем не менее на фоне снижения цен до 150-180 долларов под влиянием СПГ-рынка Китай вряд ли станет платить за российский газ 300 долларов и выше.

Проект не окупится, если газ будет стоить меньше 200 долларов

Многие эксперты полагают, что, если продавать газ по цене менее 200 долларов, строительство газопровода из Восточной Сибири в Китай не окупится.

Ситуацию осложняют не только опасения, связанные со строительством, но и неопределенность с ценами и объемами закупок. В последнее время наблюдаются изменения в цифрах, отражающих запасы газовых месторождений, предназначенных для китайского экспорта, и объемы предполагаемого производства, поэтому Китай начал сомневаться в том, сможет ли Газпром закончить разработку газовых месторождений Восточной Сибири (Чаянда и Ковыкта) в обещанные сроки.

Поэтому, несмотря на официальные заявления о начале строительства трубопровода от границы с Россией до провинции Хэбэй и Шанхая, сообщается, что работы идут крайне вялыми темпами. Также неожиданно исчезли разговоры о выплате России аванса за газ.

Некоторые аналитики также отмечают, что в запланированные на период с 2025 по 2030 год объемы импортного газа не будет внесено никаких изменений. Другими словами, это означает, что в этот период Китай не планирует увеличивать количество поставок российского газа.

По всей видимости, по меньшей мере до 2020 года такие факторы, как переизбыток СПГ на мировом рынке и вызванное падением стоимости нефти снижение цен на туркменский газ, поставляемый в Китай, будут оказывать влияние на позицию Китая в отношении России.

Если Россия не пойдет на снижение газовых цен, не останется ни одной причины, по которой Китай будет покупать российский газ. То есть политика останется политикой, а экономика — экономикой.

Таким образом, КНР не проявляет серьезной заинтересованности в поставках российского газа. При этом на фоне неопределенности с экспортными ценами сроки окончания строительства газопровода «Сила Сибири» были перенесены с 2018 на 2021 год.

Российские специалисты по Китаю в один голос отмечают, что примерно с середины 2015 года Россия начала относиться к Китаю прохладнее. Ситуация с «Силой Сибири» хорошо отражает подобное положение дел.

Также отмечается, что, несмотря на существующие договоренности об инвестициях в размере 35 миллиардов долларов, в настоящее время большинство китайских компаний, находящихся в условиях сокращения внутреннего спроса, не заинтересованы в инвестициях в российскую экономику и участии в развитии российской промышленности.

В результате обвала российского рубля выросла стоимость китайских товаров, которые были привлекательны именно благодаря низкой цене. Китайские банки предложили российским осуществлять операции в долларах из-за нестабильности валют обеих стран, однако российской стороне не дает пойти на это чувство собственного достоинства.

Кроме того, Россия не скрывает своих опасений, связанных с китайской политикой неоколониализма, которую порождает идея «Одного пояса и одного пути», что в свою очередь разочаровывает китайскую сторону.

Рост опасений в отношении китайских компаний

Одна из причин, по которой «медовому месяцу» в российско-китайских отношениях приходит конец, кроется в недопонимании между российским и китайским бизнесом. Сближение между РФ и КНР наблюдалось в политической и геополитической сферах, однако, что касается действий отдельных предприятий, то переговоры между ними не проходят гладко.

Российская сторона питает надежду на то, что китайские компании готовы тратить громадные деньги, не вдаваясь в детали. В свою очередь, у китайских компаний полностью отсутствует опыт общения с представителями российского бизнеса, в результате чего возникают противоречия.

По сообщениям СМИ, переговоры по транспортным коридорам «Приморье-1» и «Приморье-2», которые должны связать Дальний Восток с Китаем, зашли в тупик в результате того, что Китай потребовал права на эти трассы в обмен на инвестиции. Китайская сторона предложила проект по схеме строительство — владение — эксплуатация — передача, однако, по всей видимости, российская сторона не поняла все нюансы этого проекта и отказалась передавать права на магистрали, находящиеся на собственной территории. В результате реализация проекта оказалась под большим вопросом.

При этом российские СМИ сообщили, что Китай ставит перед Россией неразрешимые задачи. Лично у меня возникают сомнения, что в России все было готово к тому, чтобы принимать китайские инвестиции.

То есть проблема заключается не только в китайских компаниях. Можно сказать, что вслед за японскими предприятиями столкнуться с российской действительностью наконец пришлось и китайскому бизнесу.

Между тем, одним из реализованных соглашений стало финансовое участие китайских банков в проекте «Ямал СПГ». Несмотря на это, на переговоры ушло немало времени. Скорее всего, российская сторона была разочарована тем, что китайские банки анализировали целесообразность этого проекта по западной схеме.

Большинство китайских финансистов проходят стажировку на Западе. Поэтому их подход к оценке финансовых рисков за рубежом вряд ли сильно отличается от критериев американских банков.

Кстати, СМИ сообщили об этом соглашении за неделю до поездки премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Россию, поэтому есть вероятность, что Китай, предполагавший, что Япония попытается углубить отношения с Россией в энергетической сфере, пошел на политическое решение. Если это так, то правы те эксперты, которые считают, что Москва идет к своей цели, сталкивая лбами Японию и Китай.

Проблема заключается не только в отношениях между компаниями, но и в межправительственных связях. Когда Россия была заинтересована в сотрудничестве с Китаем, она провела три межправительственных совещания.

Сообщалось, что Китай выразил свое отношение к России тем, что ее представитель не получил должность вице-президента AIIB, однако по словам хорошо информированных источников, все было не так: российская сторона долгое время не могла определиться с кандидатами, поэтому Китай был вынужден назначить другого соискателя.

Эта информация серьезно противоречит первоначальным заявлениям. В таких условиях перспективы экспорта газа в Китай из восточной Сибири становятся все более туманными.

Что стоит за расширением проекта «Сахалин-2»

Что касается «Силы Сибири-2», по которой до сих пор не достигнуто даже принципиального соглашения, то по этому проекту вообще пока нет никакой конкретики.

По информации некоторых источников, Китай предложил России строить пятый газопровод на собственные деньги.

Не похоже на то, что этот проект ждет светлое будущее. «Силу Сибири-2» может спасти только решение Газпрома начать реализацию этого проекта. А такое решение российская компания примет лишь в том случае, если она перестанет опасаться сокращения объемов экспорта газа в Европу в результате проведения политики сохранения доли.

Что касается СПГ, то, поскольку для проектов «Сахалин-2», «Владивосток-СПГ» и «Дальневосточный СПГ» будет использоваться сахалинский газ, Россия сможет избавиться от проклятия Восточной Сибири.

Последние два проекта являются новыми и потребуют инвестиций на первоначальном этапе. В результате из-за падения цен на газ перспективы реализации этих проектов оказываются под вопросом. Поэтому появляется идея расширения проекта «Сахалин-2».

При этом возникает вопрос, почему России необходимо столько времени на осуществление проекта, которому отдан экономический приоритет. Возможно, одна из причин стоит в том, что при высокой стоимости нефти Россия впала в эйфорию, будучи не в состоянии сосредоточиться на действительно важных проектах.

С 1 по 2 мая в городе Китакюсю прошла встреча глав энергических ведомств стран «Большой семерки». В ходе этой встречи Япония предложила создать международный рынок СПГ. Он должен появиться в Японии не позднее первой половины 2020 года. Появления подобного рынка означает, что газ не будет привязан к нефтяным ценам. Для того чтобы повысить ликвидность, также было предложено отказаться от некоторых ограничений для покупателей СПГ.

Это событие знаменательно тем, что изменения происходят не по инициативе глав государств, а, наоборот, руководители развитых стран приняли реальные рыночные условия. Такие продавцы, как Россия, вольны принять условия этого соглашения или нет, однако если они все-таки их не примут, они не смогут рассчитывать на увеличение объемов торговли.

Будь то расширение «Сахалина-2», или же реализация «Владивостока-СПГ» и «Дальневосточного СПГ», Москва не сможет усилить свой «восточный вектор» в газовой сфере, если она не будет следовать тем принципам на азиатском рынке, которых она начала придерживаться в Европе, исходя из требований времени.

Никто не знает, что нас ждет впереди. Пока сложно сделать окончательный вывод о том, станет ли мировой СПГ-рынок работать по биржевым ценам.

Если он начнет развиваться по законам нефтяного рынка, то в будущем придется решить следующую задачу: как не допустить того, чтобы спекулятивные фонды влияли на формирование газовых цен. Мне кажется, уйдет еще немало времени на то, чтобы Россия, один из игроков на газовом рынке, отнеслась к этой проблеме со всей серьезностью.

Источник: newsdiscover.net

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->