Москва
C

READWEB

						

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Может ли Google влиять на выборы президента?

октября 27
12:57 2016

Избирательница у кабинки для голосования.

Журнал Science обратился к экспертам в области информатики, бизнеса и права с просьбой высказать мнение о том, как такие компании, как Google и Facebook, служащие основным каналом онлайновой информации для миллионов избирателей, могут повлиять на результаты выборов.

Летом прошлого года Science сообщил о так называемом манипуляционном эффекте поисковой системы. Поскольку такие компании как Google пришли к успеху, предоставляя в первую очередь лучшие ссылки, чем выше в списке результатов поиска появляется ссылка, тем больше пользователей ей доверяют. Это нормально, если вы ищете магазин получше, чтобы купить набор кухонной утвари или школьные принадлежности, но в рамках этого исследования ведущий автор исследования психолог Роберт Эпштейн (Robert Epstein) из Американского института поведенческих исследований и технологий (American Institute for Behavioral Research and Technology, AIBRT) в Висте, Калифорния, показал, что просто поставив ссылки на одного кандидата над другим в поиске, он и его соавтор могут повлиять на выбор неопределившихся избирателей. В одной фазе эксперимента они протестировали группу реальных избирателей перед всеобщими выборами 2014 года в Индии и обнаружили, что необъективные результаты поиска могут на 12 или более процентов увеличить количество ранее неопределившихся избирателей, выбравших в результате одного кандидата.

Эффект был в значительной степени незаметен для участников исследования — большинство понятия не имели, что видят необъективные результаты. Но даже если они знали об этом, думали, что поисковая система просто делает свою работу и помещает выше лучшего кандидата. Другие компании, в особенности Facebook и Twitter, практикуют подобные манипуляции на основе собственных алгоритмов.

Джонатан Зиттрэйн (Jonathan Zittrain), профессор права и информатики из Гарвардского университета (Harvard University), написал об уникальной способности Facebook мобилизовать избирателей путём размещения напоминаний в их новостных лентах. Если захочет, Facebook может мобилизовать пользователей голосовать в соответствии с интересами компании, используя данные об их демографической группе и географическом положении — своего рода цифровой джерримендеринг, способный привлечь сотни тысяч дополнительных голосов.

Джерримендеринг (англ. Gerrymandering; также избирательная геометрия, избирательная география) — произвольная демаркация избирательных округов с целью искусственного изменения соотношения политических сил в них и, как следствие, в целом на территории проведения выборов. Джерримендеринг нарушает равенство избирательных прав граждан.

По подсчётам Эпштейна, необъективные результаты Google могут изменить итоги голосования в США в ноябре на показатель до 2%, или около 2,6 миллиона голосов. Кто-то может подумать, что это не очень много, но исход президентских выборов в Соединённых Штатах решался и меньшим числом голосов. Достаточно вспомнить о небольшом разрыве между Бушем и Гором в 2000 году. На момент написания этой статьи, сайт FiveThirtyEight показывает, что Хиллари Клинтон опережает Дональда Трампа в опросах общественного мнения на 6,4%, но разрыв увеличивался и значительно сокращался на протяжении последних нескольких месяцев. В конце июля, к примеру, Трамп отставал менее чем на 1% голосов избирателей — что хорошо укладывается в пределы манипуляционного эффекта поисковой системы (хотя присутствие коллегии выборщиков несколько усложняет процесс в США, делая влияние манипуляций опосредованным). Выборы на уровне штатов и местных органов власти могут быть ещё более уязвимыми.

Есть ли у нас достаточные основания полагать, что интернет-гиганты пользуются этой силой?

Нет. Но сам этот вопрос бьёт в реальную суть проблемы, поскольку, во всяком случае — пока, у нас нет способа это выяснить. Как правило, регулирующие органы не могут проверить, как определяют алгоритмы Google или Facebook или любого другого технологического гиганта, содержание того, что мы видим на экране (о влиянии алгоритмов на жизнь см. также материалы «Добро пожаловать в чёрный ящик» и «Тайный цифровой суд»). Законы об интеллектуальной собственности позволяют этим компаниям скрывать детали поиска и алгоритмы подбора новостей, что чрезвычайно затрудняет обнаружение какой-либо предвзятости в подаче информации.

Но Эпштейн считает, что Google использует невидимое влияние своей поисковой системы в пользу демократического кандидата. Несмотря на то, что у него нет доказательств того, что результаты поиска необъективны, Эпштейн обнаружил некоторые странные расхождения, которые кажутся полезными для Клинтон в другом аспекте: в предложениях по поиску.

Эпштейн и его коллега Рональд Робертсон (Ronald Robertson) провели большую часть лета, отслеживая предложения по поиску, которые автоматически генерирует Google, когда вы начинаете вводить запрос — так называемое «автозаполнение». Вводя наводящие фразы, как «Хиллари Клинтон» или «против Дональда Трампа», исследователи неоднократно проверяли, предложит ли поисковик более дискредитирующие результаты для одного из кандидатов. Их исследование не было опубликовано в научном журнале и пока не рецензировалось, но Эпштейн говорит, что оно показало, что, по сравнению с запросами о социалисте сенаторе Берни Сандерсе или республиканце Трампе и других республиканских кандидатах, от Google трудно добиться негативных результатов поискового запроса для Клинтон. Эксперименты Эпштейна показали, что поисковик предлагал варианты автозаполнения «маленький марко» и «лживый тед» — два пренебрежительных прозвища, которые Трамп дал на праймериз республиканским кандидатам Марко Рубио (Marco Antonio Rubio) и Теду Крузу (Rafael Edward «Ted» Cruz), но не подсказывает «продажная хиллари» или «коррумпированный кейн» (Timothy Michael «Tim» Kain — партнёр Клинтон в гонке за президентство).

Алгоритмы поисковых систем являются собственностью компании, так что невозможно знать с уверенностью, чем контролируются результаты поиска. Например, поисковая система может придумать предложения автозаполнения, основываясь на чём угодно — от чьей-то личной истории просмотров сайтов до его локации (на основе IP-адреса) или даже суммированных результатов любых чужих поисковых запросов. В ответ на обвинения в политической предвзятости её алгоритма автозаполнения компания Google написала в июне в корпоративном блоге, что разработала алгоритм автозаполнения, избегающий результатов поиска личных имён с «оскорбительными или пренебрежительными» словами.

Эпштейн, конечно, не верит этому. «Заявление написано таким образом, будто поиск избегает негативности для любой из сторон, а это невозможно», — сказал он. Google не дал каких-либо комментариев в ответ, и снова ответил Science ссылкой на пост в своём блоге.

Но всё, что происходит на самом деле, любая предвзятость, добавленная вручную или иным образом, может оказать существенное влияние на неопределившихся избирателей. Согласно неопубликованному исследованию Эпштейна, негативно сформулированные сообщения привлекли в 15 раз больше кликов от неопределившихся избирателей, чем нейтрально сформулированные. Таким образом, сокрытие отрицательных результатов поиска может быть очень простой способом повлиять на мнение избирателей.

Есть ли способ удержать технологические гиганты от предвзятой подачи информации?

Да. Но это потребует внедрения умных технологий, которые пока что не изобретены, или содействия со стороны правительства, законодательных органов или самих технологических компаний.

Бен Эделман (Ben Edelman), профессор делового администрирования из Гарвардского университета, охотился на предвзятость в результатах поиска Google в течение многих лет. Он предполагает, что мы могли бы создать плагины браузера, которые замечают предвзятость и исправляют результаты поиска. Один из таких плагинов называется Focus on the User. После того, как Google в 2010 году ставил свои обзоры ресторанов и ссылки на отзывы в Google+ выше, чем обзоры Yelp, программисты создали плагин, добавляющий недостающие ссылки Yelp обратно в результаты поиска, манипулируя собственными инструментами индексации Google. Разработка других аналогичных инструментов возможна, но маловероятно, что один плагин будет способен обнаруживать каждый пример предвзятости результатов поиска.

Вместо того чтобы подвергать технологические компании проверке против их воли, может быть, будет проще и более продуктивно, чтобы они работали непосредственно с регуляторами.

Джонатан Зиттрэйн и его коллега Джек Балкин (Jack Balkin), профессор конституционного права из Йельского университета (Yale University), утверждают, что технологические компании, чьи алгоритмы собирают и предоставляют данные, должны выступать в качестве «информационных доверенных лиц (фидуциариев)». По мнению Зиттрэйна, точно так же как врач или брокер должен действовать в интересах пациента или клиента, Google и Facebook должны взять на себя юридическую и этическую ответственность действовать в интересах своих пользователей.

Зиттрэйн говорит, что подобная сделка может побудить технологические компании взять на себя роль информационного доверенного лица, предоставив им защиту от исков по поводу того, как они могут использовать и продавать личную информацию пользователей. В Соединённых Штатах, эти иски, как правило, рассматриваются на уровне штатов, где законы, регулирующие частную жизнь, значительно различаются. Зиттрэйн полагает, что технологические гиганты могут принять на себя роль информационного доверенного лица, если судебные процессы о нарушении частной жизни будут рассматриваться одним регулирующим органом, а не как сейчас от штата к штату.

Другие эксперты, такие как Фрэнк Паскуале (Frank Pasquale), профессор права из Мэрилендского университета (University of Maryland, Baltimore) в Балтиморе, полагают, что правительство должно регулировать или проверять на предвзятость технологические компании только в конкретных областях, таких, как выборы. «Что касается правового регулирования выборов, я предвижу будущее, в котором Федеральной избирательной комиссии были даны полномочия заниматься этим вопросом, — сказал он. — Я действительно поддерживаю идею об информационном доверенном лице, но не думаю, что вопрос в том, соглашаться им на это или нет. Мы можем их регулировать».

Окончательное и экстремальное решение проблемы информационной монополии может заключаться в создании общественной поисковой системы, принадлежащей народу. «Google притворяется публичной библиотекой, но это не так, — сказал Эпштейн. — Публичные библиотеки не следят за людьми и не продают содержание вашего библиотечного формуляра другим компаниям. Они просто помогают вам найти книги. Вот что нам нужно. Нам нужно взять поисковую систему Google и сделать её общественной».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

0 Комментариев

Написать комментарий

Комментарий:

-->